Зеленая энергетика не вытесняет традиционную, а дополняет ее

Энергетика будущего / РЭЭ №3, 2019

Зеленая энергетика не вытесняет традиционную, а дополняет ее

Юрий Маневич в середине апреля был назначен заместителем министра энергетики России, курирующим вопросы развития электроэнергетики. О том, какие задачи перед ним стоят, а также что будет с зеленой энергетикой, «неотключаемыми» должниками и созданием газовых турбин, заместитель министра рассказал в интервью агентству «Прайм» в преддверии Петербургского международного экономического форума.

Заместитель Министра энергетики РФ

Маневич Юрий Владиславович

– Какие задачи перед вами поставили как приоритетные при назначении на должность замминистра?

– Вопросы, которые мы обсуждали, – комплексное развитие электроэнергетики как отрасли, потому что это база, от которой зависят перспективы развития и надежность функционирования всей экономики государства. Традиционная генерация, электросетевой комплекс, энергосбытовая деятельность, возобновляемые источники энергии, малая энергетика – важно, чтобы в отношении всех направлений был здравомыслящий подход, все они являются важными составляющими отрасли.

– Какова роль Минэнерго в работе по локализации в России производства оборудования для модернизации ТЭС, и в частности турбин?

– Мы работаем в активном партнерстве и сотрудничестве с Минпромторгом. Минэнерго является профильным куратором данного направления, поэтому мы подходим к вопросу с точки зрения технологий, с точки зрения того, чтобы это оборудование и внедрение новой программы локализации не повлияло негативно на надежность функционирования энергосистемы. Ряд оборудования, которое мы хотим локализовать, не может производиться в России в настоящий момент.

Мы должны представлять последовательность действий: пока этого оборудования нет, чтобы система надежно функционировала, нужно продолжать поставки из-за рубежа. Мы как раз осуществляем такое курирование совместно с Минпромторгом, чтобы обеспечить наиболее безболезненное, поэтапное и сбалансированное внедрение оборудования российского производства.

Важен здесь такой вопрос: когда наш производитель будет готов? Учитываем и вопрос санкций, которые могут неожиданно ввести: что будет, если зарубежному партнеру санкции помешают продолжить сотрудничество. Не получится с немецким или американским поставщиком – у нас есть, например, Китай. То есть нужно понимать, кто из альтернативных международных поставщиков может подстраховать. Это также может повлиять на сроки изготовления оборудования, а система-то должна надежно функционировать, этого никто не отменял, и за надежное функционирование энергосистемы как раз и ответственно Минэнерго. Минпромторг в большей степени заинтересован в ускорении локализации, а мы в первую очередь заинтересованы в надежном функционировании энергосистемы.

Мы думаем, естественно, о том, чтобы оборудование было локализовано в России, но для нас приоритетная задача – надежность. Если мы понимаем, что негативных последствий не будет, мы, конечно, в этой логике поддерживаем Минпромторг и в этой логике свои предложения и даем.

Мы исходим из международного опыта, который показывает, что в отдельных странах получилось создать свое производство. Мы должны не то, что не считать себя хуже, мы должны понимать, что у нас с точки зрения потенциала все гораздо лучше.

Вместе с тем необходимо отметить, что в тех программах поддержки, в которых со стороны государства инвесторам гарантируется возмещение затрат с доходностью, обязательно устанавливается требование по локализации оборудования. Речь идет о программе модернизации тепловой генерации, программе развития газовых турбин большой мощности, программе модернизации и строительства (электростанций – ред.) в неценовых зонах рынка, в том числе в Дальневосточном федеральном округе.

– Ведется ли проработка программы поддержки зеленой энергетики после 2024 года?

– Сейчас есть программа поддержки до 2025 года, и мы исходим из того, что будем поддерживать ее продление до 2035 года.

Вместе с тем, безусловно, будем корректировать параметры этой поддержки: новая программа должна стать менее затратной и включать в себя цели по экспорту продукции.

– Минэнерго будет поддерживать продление существующей программы поддержки в основных параметрах как она есть?

– В основных. И мы, может, ее немного усовершенствуем, с учетом опять же экономического и экологического эффекта.

– Сколько еще планируется построить зеленых энергомощностей?

– Я не хотел бы сейчас озвучивать точные цифры, но предложения и инициативы о величине в пределах одного гигаватта в год были. Важно отметить, что зеленая энергетика не вытесняет традиционную генерацию, а дополняет ее. Такие компании как «Фортум», «Энел», занимающиеся работой в обоих этих направлениях, являются примером. Тот же самый энергохолдинг может иметь в своем составе возобновляемую энергетику – как раздельно, так и в связке с традиционной. Крупная электростанция может заменить свои небольшие дизель-генераторы или газопоршневые электростанции на солнечные модули или ветроустановки. Но также может работать и раздельно. Это вещи, которые хорошо друг друга дополняют.

– Год назад глава Минэнерго Александр Новак говорил, что из-за окончания ДПМ (договоров, гарантирующих компаниям окупаемость инвестиций в строительство новых энергомощностей за счет повышенных платежей потребителей) в отрасли в 2021–2035 годах высвобождается около 3,5 трлн рублей, из которых 405 млрд могут быть направлены на развитие зеленой энергетики. Сейчас обсуждение ведется в этих же параметрах?

– Это моменты дискуссионные, надо сначала определить конкретную величину экономии и потом уже дальше предложить обоснование. Нам нужны четкие цифры и четкое обоснование, чтобы мы понимали, что здесь есть обоснованный экономический и социальный эффект. Очень важный момент: когда мы с вами говорим о том, что нас беспокоит надежность функционирования энергосистемы, наряду с этим нас точно также беспокоит то, чтобы уровень тарифов не рос непрогнозируемо. То есть мы должны понимать последствия для потребителя. Когда принимается какая-то программа, она должна учитывать последствия для потребителей, для промышленности, для населения. Если мы хотим, чтобы наша экономика развивалась, нельзя наносить удар по нашей промышленности.

С другой стороны, энергетика тоже является частью экономики. Поэтому я еще раз подчеркиваю – сбалансированный подход здесь очень важен. При этом мы исходим из того, что цены на электроэнергию не должны быть выше инфляции.

– Промышленные накопители энергии входят в сферу внимания Минэнерго? Этой темой пока в России занимается «Роснано»?

– Не только «Роснано». Есть разные производители, с которыми мы собираемся встречаться, обсуждать концепцию развития инновационного направления накопителей электроэнергии.

– То есть Минэнерго готово выделить это в отдельное направление работы?

– Мы думаем об этом, рассматриваем накопители и как отдельный сегмент, так и в сочетании с зеленой, малой энергетикой, потому что так повышается эффективность.

– Поднимаются ли энергосообществом вопросы работы розничных рынков электроэнергии, в частности, по ситуации с неплатежами?

– Вопросы функционирования розничных рынков электрической энергии для энергосообщества и для министерства как профильного регулятора являются актуальными. В этом направлении ведется работа по вопросу платы за неиспользуемый потребителями резерв сетевой мощности, в части совершенствования процедур ограничения энергопотребления неплательщиков, процедуры конкурсов на присвоение статуса гарантирующего поставщика электроэнергии.

– Какая именно работа идет по неотключаемым потребителям?

– Мы исходим из того, что должна быть четкая система. Если речь идет, например, о таких организациях как школы, больницы, они должны платить за электроэнергию, но к ним нельзя подходить как к обычному потребителю, поэтому нужны четкие правила: при каком механизме этот объект может быть отключен за долги и кто на себя возьмет поддержание энергоснабжения, кто на себя возьмет предоставление финансовых гарантий.

Механизмы еще прорабатываются, но кто-то такие гарантии должен на себя взять, потому что если плата за электроэнергию и тепло не будет обеспечена, то, соответственно, энергосистема не сможет нормально функционировать. Работники в электроэнергетике за свой труд должны зарплату получать, необходима закупка топлива, поддержание оборудования в нормальном состоянии, поэтому платежи в любом случае никто не отменял, а вот механизмы, как обеспечить поддержание той же больницы в рабочем режиме и при этом взять оплату с нее за поставленные электроэнергию и тепло, – эти механизмы как раз сейчас и прорабатываются.

– В рамках поручения президентской комиссии по ТЭК Минэнерго разработало законопроект, закрепляющий закрытый список из 9 льготных регионов, в которых потребители кроме населения приобретают электроэнергию по цене регулируемых договоров (РД), а не по более дорогой рыночной. Госдума уже приняла его в первом чтении. При этом Забайкалье стремится перейти на РД и предлагает включить регион в закрытый перечень, увеличив число регионов с льготными исключениями до 10. Какова позиция Минэнерго по этому вопросу?

– От исключений мы должны уходить. Исключение – это вынужденная мера. Рынок – всегда более прозрачный вариант, но чтобы он был таким, надо вводить правильную систему контроля и регулирования. Конечно, сразу невозможно такой системы достичь, она нуждается в постоянном контроле и совершенствовании. Там, где невозможно уйти от этого, будут действовать регулируемые договоры. Где невозможно – не будут. Такие вещи мы, естественно, будем контролировать, изучать и совершенствовать.

– По Забайкалью есть четкая позиция?

– Этот вопрос еще находится в дискуссиях, но позиция стратегическая в том, чтобы количество зон с регулируемыми договорами было минимальным.

 

Беседовала Марина Коцубинская

По материалам 1prime.ru

Хотите читать больше подобных новостей?

Подпишитесь на электронную рассылку!

Свежий выпуск РЭЭ с доставкой прямо в почтовый ящик