Япония: страна восходящей энергии солнца

Япония была единственной страной, пострадавшей от разрушительного воздействия ядерного оружия, которое привело к гибели более 100.000 человек в конце Второй мировой войны. Тем не менее, она не потеряла желание дружить с атомом и приняла мирное использование ядерных технологий. Но сам атом к дружбе не стремился, и случилась Фукусима. Устав от безответной любви, японцы все-таки решили отказаться от ядерных технологий и искать другие источники энергии. Как идет этот процесс, можно узнать в собственном материале Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК).

Быстрый промышленный рост Японии после окончания Второй мировой войны удваивал потребление энергии в стране каждые пять лет до 1990-х годов. В период ускоренного роста 1960–1972 годов оно росло так быстро, что повысило в 2 раза долю Японии в общемировом потреблении энергии. К 1976 году страна, где проживало всего 3% населения мира, потребляла 6% мировых запасов энергии.

Первый коммерческий ядерный энергетический реактор был введен в эксплуатацию в середине 1966 года, а ядерная энергия стала национальным стратегическим приоритетом с 1973 года.

Но в марте 2011 года случилась крупнейшая трагедия, связанная с атомной энергетикой. Случившееся у берегов Японии цунами унесло жизни 19000 человек и вызвало радиационную аварию 7-го уровня (по INES) на АЭС Фукусима-1. Этот момент стал во многом поворотным для атома, изменилось общественное мнение, и возникли массовые протесты с призывами отказаться от ядерной энергетики.

Прислушавшись к мнению населения страны, японское правительство выработало план постепенного отказа от атомных электростанций и поставило цель, согласно которой ядерная энергетика обеспечивала бы 20-22% электроэнергии к 2030 году. В 2011 году на ядерную энергию приходилось почти 30% от общего производства электроэнергии в стране (29% в 2009 году) при мощности 47,5 ГВт (нетто) до марта 2011 г. и 44,6 ГВт (нетто) после. До того, как случилась Фукусима, планировалось увеличить этот показатель до 41% к 2017 году и до 50% к 2030 году.

Однако в октябре 2012 года новое Управление по ядерному регулированию (NRA) пришло на смену Агентству по ядерной и промышленной безопасности (NISA) и Комиссии по ядерной безопасности (НБК). Оно объявило, что впредь проверки перезапуска АЭС будут включать как оценку безопасности, проводимую НРО, так и инструктаж местных органов власти операторами. Оценка будет основана на принципах безопасности в Новых нормативных требованиях, сформулированных NRA в июле 2013 года. При этом Управление по ядерному регулированию (NRA) ссылалось на руководящие принципы МАГАТЭ, Финляндии, Франции и США в том числе.

Уголь плох, но страх сильнее

В 2019 году состоялась Конференция ООН по изменению климата, также известная как COP25 — 25-я конференция ООН по вопросу глобального потепления. Участник раунда переговоров по климату COP25 в качестве министра окружающей среды Японии г-н Коидзуми – 39-летний сын бывшего премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми – был встречен протестующими в костюмах Пикачу, призывающих Японию прекратить сжигание угля и финансирование новых угольных электростанций в развивающихся странах. Дважды в ходе конференции активисты вручали министру Японии награду «Ископаемое дня».

Дело в том, что из-за постепенного отказа от ядерной энергетики Япония вернулась к ископаемым видам топлива: уголь вырос с 28% в доле электроэнергии в 2010 году до 32% в 2018 году, хотя другие страны стараются двигаться в другом направлении. Тем не менее, на данный момент в структуре топливного баланса в мире на первом месте газ (45%), а далее следует уголь (19%). Уже после идут гидроэнергия крупных ГЭС (18%) и атомная энергия (16%).

Известно, что уголь – один из самых грязных видов топлива. На электричество, вырабатываемое на угле, приходится около 30% общемировых выбросов углерода, связанных с энергетикой.

Еще в марте 2020 года звучали планы, что в ближайшие пять лет планируется построить 22 новых угольных электростанции в 17 разных странах, что повысило бы ежегодные выбросы на 74,7 миллиона метрических тонн диоксида углерода. Более того, с 2013 по 2020 годы двусторонние финансовые институты, такие как Японский банк международного сотрудничества и частные банки, в числе которых был японский Nippon Export and Investment Insurance, инвестировали более 18 миллиардов долларов в поддержку иностранных угольных электростанций, угольных шахт и передачи электроэнергии, связанной с углем.

Тем не менее, уже в июле 2020 года ситуация стала меняться. Усилия г-на Коидзуми привели к заявлению о том, что Япония больше не будет финансировать новые угольные электростанции в развивающихся странах. Министерство экономики также объявило о своем желании вывести из эксплуатации десятки старых и неэффективных угольных электростанций у себя дома. Но отучить Японию от угля – дело нелегкое.

Дело в том, что у страны нет значительных внутренних запасов ископаемого топлива, за исключением угля, и она должна импортировать крупные объемы сырой нефти, природного газа и других энергоресурсов, включая уран. В 2010 году Япония импортировала нефть для удовлетворения около 84% своих потребностей в энергии. Также страна была первым импортером угля в 2010 г. с 187 млн тонн (около 20% от общего мирового импорта угля) и первым импортером природного газа с 99 млрд кубометров (12,1% от общего объема импорта газа в мире).

В то время как Япония ранее полагалась на ядерную энергию для удовлетворения около 30% своих потребностей в электроэнергии, после катастрофы на Фукусиме широкая общественность выступила против использования ядерной энергии. Проблема в том, что, по сравнению с другими странами, электричество в Японии относительно дорого. После землетрясения и аварии на Фукусиме стоимость электроэнергии значительно выросла.

К восходящему солнцу

В соответствии с Парижским соглашением Япония обязалась внести определяемый на национальном уровне вклад (NDC) в сокращение выбросов парниковых газов по сравнению с 2013 годом – на 26% к 2030 году и 80% к 2050 году. В итоге она надеется достичь нулевых выбросов возможно уже во второй половине XXI века. Во всяком случает, так пообещало правительство в 2019 году.

Японское правительство также наметило долгосрочный стратегический план по внедрению инновационных технологий и инфраструктуры и увеличению доли возобновляемых источников энергии до 22-24%.

Разумеется, для достижения этих целей страна должна коренным образом реформировать свой энергетический сектор.

11 июня 2019 года «Долгосрочная стратегия Японии в соответствии с Парижским соглашением» была одобрена Кабинетом министров при премьер-министре Синдзо Абэ. Стратегия подчеркивает применение инновации с помощью пока еще недостаточно проработанных технологий, таких как использование и хранение углерода (CCUS), космической солнечной энергии и инновационных ядерных реакторов.

Запланированный энергетический баланс Японии предусматривает увеличение объемов производства электроэнергии из возобновляемых источников с 17% до как минимум 22% к 2030 году, что позволит сократить потребление угля до 26%.

В октябре 2020 года в интервью Nikkei Asia министр экономики Японии Хироши Кадзияма заявил, что хочет сделать возобновляемые источники энергии «основным источником энергии» для страны и увеличить долю вырабатываемой электроэнергии. Кадзияма сказал, что он «увеличит долю ВИЭ без установления верхнего предела».

Чтобы способствовать развитию возобновляемых источников энергии, Кадзияма обещает выделить солидную часть бюджета на исследования передовых технологий аккумуляторов и морской ветроэнергетики, которые имеют большой потенциал в Японии как архипелаге. Например, к 2030 году Япония планирует вырабатывать 10 000 МВт морских ветроэнергетических мощностей.

Кроме того, в 2030 году сокращение выбросов в Японии будет на 47% ниже уровня 2013 года. Страна, измученная атомом, становится страной по-настоящему восходящего солнца в энергетическом плане.

Информация предоставлена ИРТТЭК.