Выравнивание тарифа: за и против

Первыми субъектами ДФО, в которых начался процесс снижения энерготарифов до уровня базовых, стали Чукотский АО (на 68,6% или на 8,76 руб./кВт•ч), Республика Саха (Якутия) (на 47,4% или на 3,61руб./кВт•ч), Магаданская область (на 33%), Камчатский край (на 33%) и Сахалинская область (на 30,5%). Несмотря на то, что распоряжение правительства РФ вышло 28 июля 2017 года, перерасчет оплаты за электроэнергию будет вестись с 1 января этого года. Программу по снижению тарифов на электроэнергию на Дальнем Востоке планируется реализовать в течение трех лет.

По оценке Минвостокразвития, после снижения тарифов на электроэнергию в среднем на 1-1,5% снизились издержки в целом по экономике Дальнего Востока в сфере промышленного производства, при этом для энергоемких производств экономия в их расходах на электроэнергию достигает 25-30%.

Правительственное снижение тарифов нашло одобрение у промышленников Дальнего Востока.

— Эта мера абсолютно необходима для сохранения и дальнейшего развития системы энергоснабжения Западного энергорайона Республики Саха (Якутия), где расположены основные промышленные объекты АЛРОСА (Мирнинский ГОК, Айхальский ГОК, Удачнинский ГОК), — уверен Константин Машинский, советник президента АК «АЛРОСА» (ПАО) — одного из мировых лидеров алмазодобывающей отрасли.

По его словам, во втором полугодии 2016 года предприятия АЛРОСА покупали электроэнергию по установленному тарифу на высоком напряжении (ВН) по 6,8683 руб/кВт•ч — самой высокой цене на ВН на территории РФ.

— При этом в Западном энергорайоне электроэнергия производится только на ГЭС − Каскаде Вилюйских ГЭС-1,2 и Светлинской ГЭС с относительной низкой себестоимостью выработки электроэнергии. Высокая же стоимость покупаемой электроэнергии объясняется наличием «перекрестного» субсидирования населения и дизельной генерации, — объясняет в разговоре с EastRussia Константин Машинский. Столь высокая цена на электроэнергию, по его мнению, приводит к тому, что потребителям становится более выгодно строить газовые станции или станции, работающие на нефти, чем покупать электроэнергию от «дешевых» ГЭС.

— Это в свою очередь ведет к деградации действующей энергосистемы Западного энергорайона Якутии, а вместо использования гидроресурсов сжигается невозобновляемое органическое топливо. Поэтому мы поддерживаем эту меру и надеемся, что она будет действовать и после 2019 года, — заключает советник президента АЛРОСА.

— Снижение тарифа на электроэнергию выгодно отразятся на деятельности крупных и средних предприятий дальневосточного края, — считает Мурат Галоев, генеральный директор ПАО «Магаданский механический завод» — одного из основных поставщиков промывочно-обогатительного оборудования для разработки россыпных месторождений золота и платины. По его словам, сэкономленные таким образом денежные средства можно направить на другие производственные нужды предприятия.

Это мнение разделяют и в ОАО «ДСК» — одном из крупнейших предприятий по производству строительных материалов в Республике Саха (Якутия).

— В результате понижения тарифа мы уже сэкономили около 15 млн рублей с начала года, — сообщили EastRussia в дирекции компании. Для сравнения: чистая прибыль ОАО «ДСК» в 2015 году составила более 130 млн рублей.

Впрочем, на деятельности ряда предприятий региона снижение тарифа никак не отразилось.

— Конечно, это приятно, но по большому счету на нас снижение энерготарифа не сильно повлияло, потому что нашу продукцию вырабатывают суда в море и производственных мощностей на берегу нет, — рассказал EastRussia Андрей Савинов, представитель АО «АКРОС» — одного из крупных рыболовецких предприятий Камчатского края.

ЛОЖКА МЕДА В БОЧКЕ ДЕГТЯ

— Эффект, который получат дальневосточные предприятия от снижения энерготарифа до уровня базового, крайне мал и несоизмерим с негативными последствиями для предприятий Центральной России, Урала и Сибири, — уверен Валерий Дзюбенко, заместитель директора Ассоциации «Сообщество потребителей энергии».

По его словам, решение о снижении энерготарифов для пяти регионов Дальнего Востока экономически не обосновано и не подкреплено экономическими расчетами.

— Приток инвестиций в дальневосточные регионы тормозят не энерготарифы — их едва можно назвать среди первых десяти факторов — а в первую очередь административные барьеры, неразвитая транспортная инфраструктура, которыми и нужно заниматься в первую очередь, — считает эксперт, и напоминает, что решение о субсидиях Дальнему Востоку за счет предприятий остальной части России было принято, несмотря на категорически отрицательную позицию Минэнерго, ФАС, МЭР и бизнес-сообщества.

— Допустим, вы по каким-то причинам начинаете платить не только за электроэнергию, которую потребляете, живя в своей квартире, но и за соседа — в доходах вашей семьи неизбежно образуется убыток, — разъясняет Валерий Дзюбенко. — То же самое происходит в масштабах страны — одно предприятие начинает платить за другое с весьма предсказуемыми последствиями. Парадокс в том, что крупные энергоемкие предприятия Центральной России, Урала и Сибири с рентабельностью 10-15% обязали субсидировать добывающие предприятия Дальнего Востока, рентабельность которых достигает 90%!
Дзюбенко уверен, что никакого ощутимого экономического эффекта от снижения энерготарифа предприятия Дальнего Востока не получат, поскольку для неэнергоемких предприятий доля энергии в себестоимости ничтожна и эта экономия будет исчисляться копейками. У крупных же энергоемких предприятий, которых на Дальнем Востоке не так много, как правило, есть собственная генерация, и снижение тарифа на их деятельность тоже никак не повлияет.

ИСКУШЕНИЕ ТАРИФОМ

Практически все крупные компании ДФО имеют свою генерацию, одна из них — нефтегазодобывающая компания «Сахалин Энерджи», ведущая освоение Пильтун-Астохского и Лунского месторождений на северо-восточном шельфе острова Сахалин.

— Все производственные объекты компании являются независимыми от муниципального энергоснабжения, то есть, энергообеспечение происходит за счет выработки собственной электроэнергии, — рассказала EastRussia Лариса Ямомото, начальник отдела информационного и организационного обеспечения «Сахалин Энерджи».

Пока компания не рассматривает возможность перевода своего энергоснабжения с собственной генерации на сетевую электроэнергию по льготному тарифу. Но, по мнению Валерия Дзюбенко, крупные компании региона при наличии технической возможности и при условии, если данное решение начнет действовать долгосрочно, могут начать переходить на сетевую электроэнергию.

В то же время, предприятия Центральной России, Урала и Сибири уже активно переходят на собственные энергоисточники. По оценке Ассоциации «Сообщество потребителей энергии», в последние годы рост объемов выработки собственными электростанциями промышленных предприятий составляет 3,2% в год, в то время как полезный отпуск в единой энергосистеме стагнирует. Также, помимо дальневосточных надбавок, в последние годы в платеж потребителям включены субсидии для целого ряда других регионов, растут платежи за новые электростанции по договорам о предоставлении мощности, за новые ГЭС и АЭС, за возобновляемые источники, не снижается и платеж за сетевые услуги. Наконец, в 2018 году объем надбавки для субсидирования энерготарифов Дальнего Востока планируется увеличить в 1,5 раза.

— Экономические последствия этой непомерной нагрузки будут очень серьезными, — считает Валерий Дзюбенко. — При дальнейшем масштабном сокращении потребления промышленных предприятий из общих сетей будет падать загрузка в генерации, снизится полезный отпуск в сетях, объем выручки энергетических предприятий может снизиться до критического уровня, неспособного обеспечить даже функционирование предприятия. В результате вся энергосистема начнет страдать от хронического недофинансирования и низкой загрузки, и рано или поздно мы ее увидим в весьма плачевном состоянии.

Несмотря на противоречивые оценки правительственной программы, участники рынка сходятся во мнении, что достижение устойчивого экономического эффекта от снижения тарифов на Дальнем Востоке возможно лишь в том случае, если новые ставки будут действовать долгосрочно — например, в течение десяти лет. Но в стабильности тарифных ставок пока нет уверенности даже на год вперед: не исключено, что уже в 2018 году базовый тариф для ДФО вырастет с 4 до 4,14 или 4,46 руб./кВт•ч. Соответствующие два сценария, предполагающие также пропорциональное снижение компенсации, которую платят потребители европейской части РФ, Сибири и Урала (с 37,6 до 35,2 или 32,64 млрд руб.), ФАС России, вынесла на рассмотрение правительственной комиссии по электроэнергетике в конце октября. В дальнейшем параметры льготного тарифа и надбавки планируется пересматривать каждый год.

Источник: ИА «Восток России»