Воронежский сенатор Сергей Лукин бьется за полную загрузку энергомощностей в России

Воронежский сенатор Сергей Лукин на протяжении нескольких месяцев поднимает в Совете Федерации одну и ту же проблему. А именно — неэффективное использование в России резервов сетевой энергомощности. Для Воронежской области проблема более чем актуальна. Анализ загрузки центров питания 110 кВ, проведенный правительством губернатора Александра Гусева, выявил существование в регионе резерва трансформаторной мощности до 30%. Хотя, если судить по договорам технологического присоединения, загрузка должна быть полной.

Проблема, заключающаяся в отсутствии возможности подключения к сетям новых потребителей при фактическом наличии значительных резервов трансформаторной мощности, характерна для многих регионов. В Центральном федеральном округе она существует, к примеру, в Брянской, Воронежской Липецкой, Костромской, Смоленской и других областях. По данным МРСК Центра, на середину июля 2018-го более 18 воронежских центров питания не имели возможности присоединения новых потребителей, то есть по факту являлись энергодефицитными. Для сравнения: годом ранее не имело возможности присоединения свыше 13 центров питания.

В ходе разработки схемы и программы перспективного развития электроэнергетики области на 2019-2023 годы в правительстве губернатора Гусева провели анализ загрузки центров питания 110 кВ. В результате выявлено, что на них существует фактический резерв трансформаторной мощности до 30% при полной загрузке по договорам технологического присоединения (установленная мощность — 5531, а свободная — 1615 МВА).

К сожалению, в Воронежской области и других регионах распространена практика, когда потребители, особенно некоторые крупные предприятия, завышают объемы необходимой максимальной мощности на этапе подключения к электросетям, не неся никаких издержек. Однако многие из них используют половину и даже менее резервируемой мощности.

В России в целом ситуация не менее критична, чем в Воронежской области. По данным Минэнерго, в 2010-2016 годах по актам техприсоединения потребители получили сетевую мощность, равную 65 ГВт, в то время как реальная потребляемая мощность составила 7,5 ГВт (то есть потреблялось всего 12% от заявленной!). Цифры красноречиво свидетельствуют, что резервы мощности используются в стране крайне неэффективно. «Поэтому регионам, — уверен сенатор Сергей Лукин, — необходимо незамедлительное решение проблемы. Оно позволит вовлечь в хозяйственную деятельность предприятий электросетевого комплекса неиспользуемые мощности потребителей и дать дополнительный импульс жилищному строительству».

«Основная причина сложившегося положения — резервирование заявителями при осуществлении технологического присоединения энергомощности для последующей переуступки, а точнее — перепродажи, — объясняет Лукин. — Переуступка неиспользованной мощности осуществляется ее владельцами по ценам, в разы превышающим стандартизированные ставки, установленные госрегулятором. Отсутствие в законодательстве механизма экономического стимулирования потребителей к перераспределению, то есть отказу от длительно неиспользуемых резервных мощностей, приводит к тому, что сетевые организации вынуждены повышать объемы инвестиций в реконструкцию и увеличение мощностей центров питания. Их политика влечет рост тарифов для населения и других конечных потребителей. А в некоторых случаях увеличение трансформаторной мощности технически невозможно».

В очередной раз Сергей Лукин затронул тему неэффективного использования резервов сетевой энергомощности на правительственном часе в Совфеде 30 января. Перед сенаторами выступил вице-премьер РФ Дмитрий Козак, курирующий промышленность и энергетику. Козак, в частности, поднял тему роста тарифов на энергоносители. По его словам, в числе его причин — значительные объемы финансирования, вкладываемые в развитие энергомощностей. В связи с чем сенатор Лукин задал Дмитрию Козаку вопрос, касающийся сроков выхода постановления российского правительства о введении платы за неиспользование зарезервированной мощности.

«Неэффективное использование зарезервированных энергомощностей является одной из наиболее злободневных проблем отрасли, которая уже давно требует кардинального решения, — заявил сенатор. — Проблема неоднократно обсуждалась в Совете Федерации. И определенные шаги для ее решения в конце 2018 года были сделаны. Однако ожидавшегося выхода постановления правительства не произошло». Сергей Лукин выразил уверенность, что реализация действенных стимулов, позволяющих высвободить или перераспределить в пользу других излишние мощности, зарезервированные за потребителями, — одна из приоритетных задач в РФ.

Отвечая сенатору, Дмитрий Козак заверил, что в правительстве РФ обсуждение указанного проекта постановления, подготовленного Минэнерго, продолжается. Кабинет министров осознает, что добросовестные потребители субсидируют мощности тех, кто, зарезервировав энергоресурсы, использует их неэффективно. Козак пообещал, что до 2024 года правительство постарается запустить механизмы решения актуальной проблемы.

По итогам обсуждения Сергей Лукин принял решение направить обращение Дмитрию Козаку и письмо в Минэнерго, чтобы получить более конкретную информацию относительно сроков принятия постановления правительства, призванного обеспечить эффективное использование резервов сетевой мощности. В соответствии с пакетом инициатив министерства энергетики и ПАО «Россети», представленным в конце 2018 года, предусматривалась возможность поэтапного перехода к оплате услуг по передаче электроэнергии на основании максимальной мощности, заявленной при технологическом присоединении: 5% — до 2020-го, 10% — с 2020-го, 15% — с 2021-го, 20% — с 2022-го и 60% — с 2023-го. В проекте Минэнерго предполагалось также ввести с 2024 года полную оплату зарезервированных мощностей. Но, как отмечает Сергей Лукин, задержки вступления документа в силу повлекут за собой существенные и, само собой, негативные последствия для экономики России.

Источник