В.А. Маслобоев. Без развития науки у государства нет будущего!

Гость редакции / РЭЭ №5-6, 2017

Без развития науки у государства нет будущего!

Екатерина Алексеенок

Сохранение природной среды Арктики, минимизация негативного воздействия на окружающую среду хозяйственной деятельности человека в Арктике, экология промышленного производства в арктических условиях – эти и многие другие вопросы мы обсудили с заместителем председателя Кольского научного центра РАН Владимиром Алексеевичем Маслобоевым.

Заместитель председателя Кольского научного центра РАН, академик Российской академии естественных наук, д.т.н.

Владимир Алексеевич Маслобоев

– Владимир Алексеевич, для полноценного освоения Арктики необходимы разнообразные научные исследования. Что нового в этом плане делает Кольский научный центр?

– Кольский научный центр РАН – одно из старейших научно-исследовательских подразделений Российской академии наук на севере, в Российской Арктике. Он был создан академиком А.Е. Ферсманом в далеком 1930 году. Промышленное освоение Арктики, Кольского полуострова, его гигантских месторождений апатито-нефелиновых руд как сырья для производства фосфатных удобрений требовало новых знаний в геологии Балтийского щита, в горном деле, в химической технологии…

Так были созданы Геологический институт, Горный институт, Институт химии и технологии редких элементов и минерального сырья, Институт экономических проблем, Институт проблем промышленной экологии Севера, Институт информатики и моделирования технологических процессов.

Миссия Кольского научного центра на тот момент была четко определена: способствовать развитию производительных сил Севера, научно обеспечивать ускоренное развитие экономики Мурманской области. А темпы развития тогда были действительно потрясающими. Освоение месторождений привело к притоку населения, созданию городов Кировска и Апатиты (фосфатное сырье), Мончегорска и Заполярного-Никеля (медно-никелевые руды), Оленегорска и Ковдора (железные руды), поселка Ревда (редкометаллические руды). Если во времена основания Мурманска (тогда Романова-на-Мурмане в 1916 году) все население края составляло около 30 тысяч человек, то спустя полвека население перевалило за миллион.

Была создана мощная энергетическая основа экономического развития, которая в настоящее время состоит из 4 энергоблоков ВВЭР-440 Кольской АЭС, 17 ГЭС, 3 ТЭЦ и большого числа других мелких энергоблоков. Научное сопровождение энергетического комплекса региона обеспечивает Центр физико-технических проблем энергетики Севера.

Для изучения процессов в ионосфере, имеющих как теоретическое, так и вполне прикладное значение (например, обеспечение надежной радиосвязи в высоких широтах) был создан Полярный геофизический институт.

Не следует забывать об освоении биологических ресурсов Севера, их изучают такие институты как Мурманский морской биологический институт, Полярно-альпийский ботанический сад-институт.

Сейчас институты Кольского научного центра РАН переживают непростое время реорганизации. Принято постановление Правительства РФ о преобразовании Кольского научного центра и его институтов в единый Федеральный исследовательский центр – ФИЦ КНЦ РАН.

Миссия ФИЦ КНЦ РАН не меняется: научное обеспечение технологического и социально-экономического развития российской части Евро-Арктического региона.

На новом этапе развития необходимо будет в кратчайшие сроки решить следующие задачи:

  • создание и отработка эффективной системы управления;
  • разработка современной программы развития, соответствующей приоритетным направлениям научно-технологического развития Российской Федерации и стратегии развития Арктической зоны;
  • модернизация исследовательской инфраструктуры и создание центров коллективного пользования, оснащенных современным оборудованием;
  • создание единой информационной системы ФИЦ КНЦ РАН;
  • повышение уровня публикационной активности – создание эффективной системы поощрения научно-исследовательской деятельности;
  • создание «проектного офиса» для сопровождения междисциплинарных научных проектов;
  • создание структуры по защите интеллектуальных прав ФИЦ КНЦ и его сотрудников.

В программе развития ФИЦ КНЦ РАН основными ориентирами и точками развития должны стать:

  • устойчивое развитие Арктики и циркулярная экономика 3R (Reduce, Reuse and Recycle);
  • наноматериалы, нанотехнологии и искусственный интеллект;
  • зеленая экономика северного измерения и биотехнологии;
  • социогуманитарные и НБИК-технологии;
  • исследования сложных систем и технологии Big Data.

Часть этих направлений успешно развиваются в институтах Кольского научного центра, а часть будет абсолютно новой, как например социогуманитарные и НБИК-технологии. НБИК-технологии означает «нано-, био-, инфо-, когнитивные технологии», развивающиеся на основе конвергенции (взаимопроникновения) наук.

– Что составляет сферу Ваших научных интересов? Над какими проектами Вы сейчас работаете?

– В далеком 1972 году я закончил с отличием Московский институт тонкой химической технологии имени М.В. Ломоносова по специальности «технология специальных материалов электронной техники» и приехал по распределению на Север, в г. Апатиты у подножия Хибинских гор, как оказалось навсегда. В период моей работы в Институте химии и технологии редких элементов поднялся по служебной лестнице от младшего научного сотрудника до заместителя директора по научной работе. Основная сфера моих интересов тогда была сфокусирована на химии и технологии переработки редкоземельного сырья Кольского полуострова и получении материалов на основе редкоземельных элементов.

В 2001 году меня избрали директором Института проблем промышленной экологии Севера, где я проработал 3 выборных срока, целых 15 лет. Круг моих научных интересов расширился – это проблемы экологии промышленного производства в арктических условиях, включая безопасное хранение отходов горнопромышленного комплекса и их переработка (забалансовые руды, хвосты обогащения, шлаки металлургических производств), очистка промышленных сточных вод, моделирование процессов переноса вещества в окружающей среде и многое другое.

Что мне интересно сейчас? В первую очередь, биотехнологии как основа «зеленой экономики». В частности, применение биотехнологий в энергетике, в переработке бедного минерального сырья и отходов горнометаллургических производств, в защите окружающей среды. Сейчас мы работаем над микробиологическим выщелачиванием цветных металлов (никеля, меди, кобальта) из сульфидных руд в климатических условиях Севера. В целом это направление в науке носит название «природоподобные» технологии, то есть технологии, воспроизводящие природные процессы в искусственных условиях.

– В нынешнее непростое время наука тесно связана и с политикой, и с экономикой. Как складываются взаимоотношения Кольского научного центра с региональными властями – руководством Мурманской области?

– Конечно же, Кольский научный центр РАН, призванный развивать производительные силы региона, тесно взаимодействует со всеми органами исполнительной и законодательной власти на уровне региона и на уровне муниципалитетов. Отношения всегда были конструктивными.

Не забывайте, что у науки есть еще одна немаловажная функция – поддержание и развитие интеллектуальной среды в регионе, экспертная деятельность, образовательная функция. К примеру, я являюсь советником первого заместителя Губернатора А.М. Тюкавина по экологии и горнопромышленному комплексу, членом Экономического совета при Губернаторе М.В. Ковтун и т.д. И многие мои коллеги вовлечены в региональные советы, комиссии и др. координационные и совещательные органы.

– Расскажите о взаимодействии Кольского научного центра с зарубежными университетами, научными и исследовательскими центрами. Проводятся ли какие-то совместные исследования, разработки?

– Мурманская область граничит с Норвегией и Финляндией, поэтому научно-техническое сотрудничество со скандинавскими странами кажется само собой разумеющимся. Хотя, до 1990 года «железный занавес» ограничивал всяческие научные контакты, они были единичны. Далее последовало десятилетие бурного развития совместных исследований, особенно в области мониторинга и проблем охраны окружающей среды, особенно в приграничных районах.

Сейчас, в период санкций, контакты стали более «сдержанными», но не прекратились. По-прежнему, мы выполняем много совместных работ с университетами г. Тромсе (Норвегия), г. Лулео (Швеция), г. Оулу и г. Рованиеми (Финляндия) в рамках Программы добрососедства Россия – ЕС. В Баренц-регионе она носит название Коларктик.

В 2013–2016 гг. я был руководителем с российской стороны трех совместных проектов: «SIMULCERE – устойчивое развитие горной промышленности, местные сообщества и экологическое законодательство в Коларктик регионе», «CETIA – технологии защиты морского побережья от нефтяных загрязнений» и «ENERU – возобновляемые источники энергии и энергосбережение в Баренц-регионе». Результаты последнего проекта были высоко оценены Министерством энергетики РФ как лучший международный проект 2015 года.

– Не секрет, что развитие Арктики требует серьезного кадрового потенциала. Как решается этот вопрос?

– «Кадры решают все» – эта истина и сегодня архиактуальна! А представьте себе: 1991 год, перестройка, разрушение всей системы высшего профессионального образования и распределения выпускников вузов. Кольский научный центр РАН был бы обречен на вымирание, если бы мы не взялись сами решать проблему кадров. Уже в 1993 году нами был создан Кольский филиал Петрозаводского госуниверситета и Апатитский филиал Мурманского государственного технического университета, начинали с информатики и экономики, а развили преподавание по 30 специальностям, включая геологию и геофизику, горное дело и обогащение, ядерную физику, биологию, экологию и гуманитарные специальности.

В годы расцвета КФ ПетрГУ насчитывал почти 6 тысяч студентов. Теперь в связи с демографическим «провалом» количество студентов пошло на спад, КФ ПетрГу превратился в филиал МАГУ – Мурманского арктического госуниверситета. Но преподавательский потенциал сохранился, благо в КНЦ РАН работает около 100 докторов наук и более 300 кандидатов наук. При институах КНЦ РАН работают 4 диссертационных совета по защите докторских и кандидатских диссертаций по химической технологии и материаловедению, горному делу, экономике, морской биологии.

Сам я преподаю с 1999 года, являюсь профессором на кафедре физики, биологии и инженерных технологий филиала МАГУ и профессором кафедры геоэкологии в филиале МГТУ – Мурманского государственного технического университета, где еще организовал и взял на себя руководство магистратурой по специальности «прикладная геоэкология». Иначе нельзя – бакалавров в аспирантуру не примешь, а без этого не будет притока молодых кандидатов наук в лаборатории ФИЦ КНЦ РАН.

– Вы – член Экспертного совета по вопросам законодательного обеспечения развития районов Крайнего Севера. Какие первоочередные задачи планируете решать?

– План работы на 2018 год и состав рабочих групп Экспертного совета еще только формируется. Основные мои задачи – сохранение природной среды Арктики, минимизация негативного воздействия на окружающую среду хозяйственной деятельности человека в Арктике.

– Вы причастны к созданию Национального общественного стандарта «Экологическая безопасность Арктики». Он до сих пор находится в стадии обсуждения. Какие интересные предложения и дополнения поступают во время общественных слушаний?

Общественный стандарт представляет собой свод положений, учитывающих особенности природоохранной деятельности в Арктической зоне РФ. Его основная задача – формирование механизма добровольного общественного регулирования и контроля соблюдения экологически требований, позволяющих снизить негативную антропогенную нагрузку на окружающую среду Арктики.

Прошли общественные слушания в Российском союзе промышленников и предпринимателей, в Торгово-промышленной палате РФ, в Общественном совете при Министерстве природных ресурсов и экологии РФ. Предложений и замечаний в процессе обсуждений поступило достаточно много. Радует, что они не затрагивают существа и структуры Стандарта. Все предложения и дополнения мы с благодарностью принимаем и учтем в дальнейшей работе над ним. Несомненно стандарт требует доработки, но это жизнеспособный документ, который будет востребован.

Предвижу, что у Стандарта впереди трудное будущее – период его принятия бизнес-сообществом и адаптация всеми крупными предприятиями, работающим в Арктике. Ведь, с одной стороны, Стандарт является формой добровольного общественного договора, а с другой – накладывает на предприятие, присоединившееся к Стандарту, высокие экологические требования, сродни корпоративной социальной ответственности.

Кроме того, смею заметить, что нам необходимо продвигать идеи Стандарта на международный уровень, уровень Арктического совета, объединяющего 8 приарктических государств и большое число стран-наблюдателей. Связано это, по моему мнению, с необходимостью защищать Арктику от загрязнителей (тяжелых металлов, включая ртуть, кадмий, свинец, сажистых частиц – black carbon и др.), которые поступают в Арктику за счет глобальных переносов из всех частей света, оседают и замораживаются как в гигантском холодильнике, негативно действуя как на окружающую среду, так и, передаваясь по пищевым цепям, на здоровье населения Арктики.

Хотите читать больше подобных новостей?

Подпишитесь на электронную рассылку!

Свежий выпуск РЭЭ с доставкой прямо в почтовый ящик