Ю.В. Зворыкина. Крайний Север: осваивать или заселять?

Гость редакции / РЭЭ №1, 2018

Крайний Север: осваивать или заселять?

Юлия Зворыкина

Территории Крайнего Севера России имеют огромное значение как в геополитическом и оборонном планах, так и с точки зрения экономического развития страны. Стратегическая значимость Русского Севера особенно велика в условиях мирового сырьевого кризиса.

Директор АНО «Институт Внешэкономбанка», д.э.н.

Юлия Викторовна Зворыкина

Начальник управления АНО «Институт Внешэкономбанка», к.э.н.

Сергей Васильевич Ганзя

Заместитель начальника управления АНО «Институт Внешэкономбанка»

Павел Викторович Егоров

Так, на совещании по вопросам развития проектов производства сжиженного природного газа 8 декабря
2017 г. Президентом Российской Федерации В.В. Путиным было отмечено, что проект Новатэк открывает новый горизонт для всей Российской экономики, а перегрузочный терминал обеспечит сбалансированное развитие Арктики и Северного морского пути.

Вопрос развития Крайнего Севера является одним из важнейших приоритетов государственной политики на современном этапе. Но это развитие сегодня наталкивается на следующие барьеры:

  • слабый и неэффективный промышленный потенциал;
  • низкий социально-экономический уровень жизни населения при суровых климатических условиях;
  • неразвитость транспортной инфраструктуры или ее отсутствие;
  • необходимость сохранения среды обитания в процессе добычи природных богатств.

Преодоление этих проблем предполагает не только взвешенный государственный подход, но и активное, заинтересованное участие всех жителей региона в развитии Крайнего Севера. В самых сложных условиях работают жители малонаселенных и труднодоступных для обеспечения товарами и услугами поселений. Перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей с ограниченными сроками завоза утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2000 № 402 (в ред. от 06.12.2016). В настоящее время к данным районам и местностям относятся территории 25 субъектов Российской Федерации. На территории районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками доставки продукции (грузов) проживает по разным оценкам от 3 до 10 млн человек , что составляет от 2% до 7% от численности населения Российской Федерации. На их долю приходится 6,6% оборота розничной торговли (оценку ВРП по данному макрорегиону Росстат не публикует). При этом Крайний Север занимает около 70% территории Российской Федерации. Средняя номинальная начисленная зарплата по Крайнему Северу (по данным Росстата на 01.01.2017) составляет 59,7 тыс. рублей, однако дифференциация по регионам существенная, даже если рассматривать средние показатели по регионам: самая низкая зарплата в Республике Алтай – 26,9 тыс. рублей, самая высокая в Чукотском автономном округе –
87,5 тыс. рублей.

Весьма чувствительным моментом для дальнейшего развития Крайнего Севера является поднимаемый на разных уровнях вопрос о реформе северных надбавок. Для работников, прибывших на работу в районы Крайнего Севера и в местности, приравненные к ним, при условии заключения трудовых договоров о работе в этих районах и местностях на срок 3 года (а на островах Северного Ледовитого океана – 2 года), а также для членов семей указанных работников (жены, мужа, детей и родителей), поступивших на работу на Крайнем Севере с заключением трудового договора на 3 или 2 года, в настоящее время действуют следующие льготы:

  • ежемесячные надбавки к заработной плате;
  • дополнительные отпуска;
  • доплата к пособию по временной нетрудоспособности;
  • льготы при назначении государственных пенсий;
  • льготы по вступлению в жилищно-строительные кооперативы;
  • повышенные компенсации при переезде на работу;
  • возмещение расходов по переезду к месту прежнего жительства при прекращении работы на Крайнем Севере;
  • единовременное пособие при перезаключении первого трудового договора на новый срок;
  • бронирование жилой площади по месту прежнего жительства;
  • льготное исчисление стажа работы при назначении пенсии.

Отдельные эксперты предлагают отменить северные надбавки к заработной плате, поскольку данная мера была введена во времена СССР, когда фонд заработной платы формировался государством. На наш взгляд, действовать в данном вопросе необходимо очень осторожно, с учетом выработки долгосрочной стратегии развития данного макрорегиона, в которой центральное место должен занимать вопрос: является ли стратегической целью освоение северных территорий с позиций извлечения максимальной экономической выгоды для отдельных корпораций и страны в целом, или целью является заселение этих территорий посредством сохранения населения, предоставления ему полноценных условий жизнедеятельности, а также защиты природы. Отмена этих преференций, по нашему мнению, может негативно сказаться на развитии территорий Крайнего Севера и приравненных к ним местностях именно с позиций заселения, а это приведет к дальнейшей депопуляции населения, которое, лишившись государственной поддержки, вынуждено будет мигрировать.

Отмена северных надбавок существенно снизит социальную защищенность людей, проживающих на территории Крайнего Севера. Эта территория имеет ряд характеристик: климат континентальный с суровой зимой, многолетняя мерзлота, на данной территории не производятся промышленные и сельскохозяйственные товары, доставка которых существенно увеличивает расходы домохозяйств на обеспечение нормальных условий жизнедеятельности и жизнеобеспечения.

Северные надбавки учитываются при распределении дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов. По оценкам Института Внешэкономбанка, в случае если бы данные надбавки были гипотетически отменены в 2017 г., то это привело бы к следующему перераспределению дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности: уменьшению дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов из бюджетов субъектов Российской Федерации Дальневосточного (–13,8 млрд руб.) и Северо-Западного федеральных округов (–5,9 млрд руб.) в бюджеты субъектов Российской Федерации Южного (+8,7 млрд руб.), Приволжского (+4,5 млрд руб.), Центрального (+3,9 млрд. руб.) и Северо-Кавказского федеральных округов (+3,4 млрд руб.).

Если гипотетически откажутся от надбавок, больше всех могут потерять бюджеты следующих регионов: Республика Саха (Якутия) (–8,9 млрд руб.), Республика Карелия (–2,9 млрд руб.), Архангельская область (–2,9 млрд руб.) и Республика Тыва (–2,0 млрд руб.). При этом выиграли бы следующие регионы: Республика Калмыкия (+7,0 млрд руб.), Республика Башкортостан (+1,1 млрд руб.), Республика Дагестан (+1,1 млрд руб.), Ростовская область (+1,0 млрд руб.), Алтайский край (+0,9 млрд руб.). Все это будет способствовать увеличению дифференциации регионов по социально-экономическим показателям.

Задача государственной важности – осваивая природные богатства Крайнего Севера, создавать достойные условия для проживания, как местного населения, так и переселенцев из других регионов, которых привлекает своеобразная прелесть суровой северной природы. Стратегической целью государственной политики должен быть человек. Освоение природных богатств – это лишь средство для достижения этой цели. Но не наоборот. А это означает, что в основе мер государственной поддержки территорий Крайнего Севера, включая вопросы северных надбавок, должен лежать человекоцентризм, а не обеспечение роста валовых экономических показателей или доходности крупных корпораций.

В этой связи остро встает вопрос о том, какого рода поселения наиболее адекватно соответствуют задачам освоения северных территорий: поселения с развитой инфраструктурой, рассчитанные на постоянное проживание работников и членов их семей или поселения для работников, временно пребывающих на Севере для решения производственных задач (так называемые вахтовые работники). Очевидно, что подходить к этому вопросу необходимо взвешенно, с учетом стратегических планов развития территории, добычи и переработки полезных ископаемых. При этом необходимо учитывать все плюсы и минусы, которые имеют тот или иной подход (см. Таблицу).

При том, что стратегически правильным является решение вопроса в пользу строительства постоянных поселений, есть риски превращения таких поселений в «новые моногорода», которые могут стать проблемными через несколько десятилетий. Для того чтобы избежать этого, необходимо иметь четкую программу комплексных мер от создания до закрытия данных моногородов (или опорных зон), в том числе с определением источников финансирования бюджетных и внебюджетных на каждом этапе.

В целом следует отметить, что вахтовый метод, на который сегодня часто уповают представители крупных корпораций и отдельные государственные чиновники, не в состоянии решать задачи освоения районов Крайнего Севера, если подходить к ним со стратегических позиций. Для того чтобы освоение природных богатств происходило на устойчивой основе, необходимо обеспечить заинтересованность проживающих на этих территориях людей в сохранении природы для своих детей, для будущих поколений. Обитатели вахтовых поселков являются временными жителями, холостыми или оторванными от своих семей, не связывающими свое будущее с этими суровыми местами. Они воспринимают Север как источник получения дохода и не заботятся о сохранении его природы.

Хотите читать больше подобных новостей?

Подпишитесь на электронную рассылку!

Свежий выпуск РЭЭ с доставкой прямо в почтовый ящик