ЦСР представил свою программу приватизации и сокращения госдоли в экономике

Центр стратегических разработок (ЦСР) представил один из самых ожидаемых докладов — «Эффективное управление госсобственностью», он посвящен приватизации при сохранении ядра госэкономики. Главные идеи довольно осторожного в содержании и достаточно радикального в рекомендациях доклада — директивное определение сроков снижения прямой госдоли в экономике до 2035 года, ограничение косвенной доли в ней государства и определение ядра госсектора по принципу «объясняй или продавай»: нужно назвать, какие цели преследует сохранение госактива, или избавиться от него.

«Доклад о приватизации» ЦСР является одним из самых ожидаемых документов «предвыборных предложений» Алексея Кудрина на новый президентский срок — нынешний глава ЦСР еще в 2013–2014 годах заявлял о необходимости после выборов 2018 года вернуться к широкой приватизации. События 2014–2017 годов (фактический разворот во внешней политике, обвал цен на нефть, санкции, продажа пакета «Роснефти» и сделки вокруг нее) резко снизили формальные возможности для приватизации, несмотря на то что финансово-экономический блок Белого дома оставался ее сторонником. Доклад создан группой авторов РАНХиГС, Института Гайдара и РАН, из которых более известны академик Револьд Энтов и профессор Александр Радыгин.

С политической точки зрения доклад подчеркнуто корректен и вряд ли может рассматриваться кем-то как «декларация разгосударствления», хотя авторы очень подробно разбирают вопрос о том, какие основания экономическая наука сейчас имеет за и против приватизации или сохранения компаний в госсекторе. Главные контраргументы авторов к «приватизационному скепсису» последних лет — новая приватизационная волна, набирающая силу в мире, и возможность подключения к ней РФ; нынешняя же модель госсектора грозит в первую очередь неконтролируемыми и высокими издержками. Достаточно широко описана история роста госсектора в экономике (он, отметим, часто со ссылкой на формальные измерения Росстата прямо отрицается правительством). По расчетам авторов на данных РАНХиГС, доля госсектора в ВВП с 2006 по 2016 год выросла с 39,6% до 46%, а основной механизм этого роста (альтернативные оценки дают до 70% его в ВВП РФ в 2017 году) — расширение объема продаж контролируемых государством структур, хотя само по себе их число снижается. Доклад при этом довольно мало обсуждает проблему национализации с 2005 года банковского кредита.

Рекомендации доклада при этом довольно радикальны и резки. В шести блоках мер по расширению приватизации главным выглядит системный принцип «объясняй или продавай»: до 2024 года предлагается «присвоить целевую функцию» каждому госактиву — в теории это позволит государству определить, что ему нужно для исполнения своих функций, остальное надо продавать. В 2018 году предлагается сформировать «исчерпывающий узкий перечень компаний, закрытых для приватизации»: все, что не входит в этот список, является ее базой. Далее предлагается создать три «последовательно сужающихся» (на 2019, 2024, 2035 годы) списка ядра госэкономики, а на их основе — план-график продаж. Еще одним важным блоком являются ограничения для разрастания госсектора: предлагаются уже обсуждавшиеся (безуспешно) в Белом доме барьеры для выхода госкомпаний на новые конкурентные рынки и приобретение непрофильных активов; новыми являются запрет на участие дочерних и зависимых банков и компаний с госдолей более 25% в приватизации и запрет компаниям с более чем 50-процентным госпакетом покупать любые доли частных. Отраслевые стратегии приватизации входят в приложения к докладу ЦСР.

Базовая проблема доклада — противоречие практике последних лет, где эффективность госактива оценивается по рентабельности и размеру инвестпрограммы. Одной из мотиваций управленцев в госсекторе является возможность расширения и глобализации управляемого ими госбизнеса, а их оппоненты в правительстве немотивированы организовывать «новую волну приватизации». Сильный тезис доклада, обращенный именно к ним,— с таким участием в экономике государство всегда предпочитает прямое управление регулированию рынков.

Дмитрий Бутрин

Источник: КоммерсантЪ