Siemens нашел способ обогнуть Крым

Немецкий концерн Siemens, пытаясь одновременно не допустить повторения скандала с поставкой своих турбин в Крым и сохранить позиции на российском рынке, будет прямо контролировать установку оборудования в стране. Новый контракт концерна с «Газпромом» предполагает поставку ключевых компонентов турбин для Грозненской ТЭС лишь на завершающем этапе проекта. Однако юристы сомневаются в эффективности механизма и считают его чистой формальностью, призванной защитить имидж Siemens, а не реально предотвратить несанкционированное использование турбин.

Siemens, демонстративно отказавшийся в августе 2017 года от продажи генерирующего оборудования российским госкомпаниям, возвращается в этот сектор. «Газпром» 16 марта объявил, что глава монополии Алексей Миллер и председатель правления Siemens Джо Кезер договорились о поставке газовых турбин для строящейся Грозненской ТЭС мощностью до 360 МВт (проект «Газпром энергохолдинга», ГЭХ). Контракт подписан, подчеркивают в «Газпроме», специалисты концерна отгрузят, установят и введут в эксплуатацию оборудование. Это первый контракт Siemens с госкомпанией в электроэнергетике РФ с лета 2017 года, после того как стало известно об использовании турбин концерна структурами «Ростеха» в Крыму.

Условность санкций от Siemens стала очевидной уже тогда: запрет не затрагивал контракты с частными структурами и госкомпаниями по другим типам оборудования. Так, он не распространился на контракт с «Роснефтью» по электросетевой технике для Ванкора, а в декабре 2017 года Siemens договорился с «Нижнекамскнефтехимом» о строительстве ТЭС за €380 млн. Предприятие входит в ТАИФ, который немцы не сочли госкомпанией: степень контроля над холдингом властей Татарстана и структур, близких к региональным чиновникам, не раскрывается.

Немецкие компании должны быть в состоянии положиться на своих российских партнеров и рассчитывать на то, что договоры будут соблюдаться

Официально вернуться на рынок энергооборудования для госструктур Siemens могли подтолкнуть его растущие перспективы: правительство обсуждает параметры программы модернизации старых ТЭС, которая может затронуть до 40 ГВт. Кроме того, еще в июле 2017 года Siemens обещал придумать новый механизм усиления контроля над судьбой поставленного в РФ оборудования. Крымский скандал показал, что Siemens, по крайней мере по официальной версии, не смог отследить финального получателя турбин из-за их перепродажи.

Но теперь, уверяют в концерне, все будет иначе. «Чтобы гарантировать использование турбин в согласованном контрактом месте, ключевые компоненты будут поставлены на завершающем этапе строительства электростанции»,— пояснили “Ъ” в Siemens. Сходную схему концерн уже опробовал в Татарстане, тогда говорилось, что Siemens будет полностью отвечать за оборудование вплоть до его запуска. В какой момент права собственности на турбины для Грозненской ТЭС перейдут к покупателю, в концерне не пояснили. В ГЭХ отказались от комментариев.

Но юристы сомневаются в эффективности новой схемы. Так, Валентин Островский из CAF Group отмечает, что раз речь идет о купле-продаже оборудования, то ограничения по месту его использования могут быть незаконными и по российскому, и по международному праву. Ограничения можно записать в контракте, поясняет юрист, но это положение будет нарушать конституционный принцип собственности, а значит, и не иметь силы. То есть после исполнения всех условий сделки покупатель вправе использовать имущество так, как считает нужным, подчеркивает Валентин Островский, в том числе демонтировать турбины и заново установить их в том же Крыму. Расторгнуть договор с возвратом к исходным условиям продавец не сможет. Единственным способом ограничить место использования турбин может быть их сдача в аренду, а не продажа. Но такой формат, признает юрист, очевидно невыгоден Siemens, да и «Газпром» сможет через суд оспорить арендный характер сделки и добиться признания ее сделкой по поставке. То есть, подчеркивает господин Островский, Siemens снимает с себя ответственность исключительно на бумаге.

Вопрос в том, сочтут ли эти формальности достаточными власти ЕС и США. Источник “Ъ” в отрасли отмечает, что «Газпром» раскрыл информацию о контракте «не в самый удачный момент», поскольку внимание Брюсселя к таким сделкам может быть очень пристальным. Скандал 2017 года привел к наложению санкций ЕС на участвовавшие в сделке структуры, чиновников Минэнерго РФ и других связанных со скандалом физических и юридических лиц. В пресс-службе Еврокомиссии 16 марта не ответили “Ъ”, согласована ли сделка по Грозненской ТЭС с Брюсселем.

Владимир Дзагуто, Анна Занина

Источник: КоммерсантЪ