Позицию России в Арктике нужно укреплять!

Сложившаяся в нашей стране непростая экономическая ситуация, с одной стороны создает сложности, с другой – предоставляет возможности для развития, совершенствования, освоения чего-то нового, – считает наш сегодняшний гость Сергей Ефимович Донской.

– Сергей Ефимович, Вы – сторонник освоения и развития арктического шельфа. Чем Вы можете обосновать свою позицию?

Россия приступила к освоению минерально-сырьевого потенциала Арктики одной из первых в мире – уже более полувека идет освоение минерально-сырьевых проектов Мурманска, Норильска, Тимано-Печоры, Чукотки.

В 70-е годы началось исследование Ямала, который в настоящее время поставляет на мировые рынки свыше 200 млн тонн нефтяного эквивалента ежегодно. Минерально-сырьевая база по-прежнему остается ключевым драйвером развития макрорегиона, что неудивительно, имея в виду ее уникальность. По Арктическим территориям страны открыто свыше 700 месторождений нефти и газа, уникальные месторождения цветных металлов, нерудных материалов, редкоземельных, драгоценных металлов и камней, включая более 350 месторождений золота.

А есть еще арктический шельф, содержащий, по совместным оценкам наших и иностранных специалистов, до 30% мировых запасов углеводородов. Ресурсный потенциал арктического шельфа подчеркивает тот факт, что единственное гигантское открытие 2014 г. на арктических акваториях состоялось именно у нас, в Карском море. Я имею в виду месторождение Победа. Уверен, что решение спора хозяйствующих субъектов позволит уже в ближайшем будущем запустить масштабную геологоразведку на восточном Таймыре.

– Ваши оппоненты считают, что в условиях экономического кризиса нет смысла вкладывать средства в разработку новых месторождений, да еще в таком непростом климатическом регионе.

– Конечно, мы не можем игнорировать вызовы, которые стоят сейчас перед всей отраслью. Непростая конъюнктура на рынках сырья, макроэкономическая и геополитическая нестабильность, объективное ухудшение горно-геологических характеристик разведанной минерально-сырьевой базы – все это является факторами, усложняющими реализацию крупных проектов, тем более в Арктике. Достаточно сказать, что за последние 10 лет средние затраты на открытие 1 барреля нефтяного эквивалента на новых месторождениях выросли в 5 раз (по данным HIS Energy Service, с 0,85 долл/баррель до 4,2 долл/баррель), а расходы на разработку месторождений – в 3 раза (по оценке Statoil). Как следствие, по всему миру идет сворачивание или сдвиг вправо крупных вложений в реализацию новых проектов – по оценке международного агентства, всего в текущем году заморожено инвестиций в реализацию новых нефтегазовых проектов на 118 млрд долларов.

Конечно, это касается и Арктики – на слуху недавно принятое Шелл решение свернуть работы в Чукотском море, после того, как за всю кампанию было потрачено около 7 млрд долларов.

Означает ли это, что мы также должны отложить освоение промышленного потенциала Арктики «до лучших времен»? По моему убеждению, нет, поскольку этот вопрос касается не только добычи полезных ископаемых, но и развития целых наукоемких отраслей и социально-экономической стабильности значительной части страны.

– По Вашему мнению, какие меры государственной поддержки необходимы для эффективного развития шельфовых ресурсов?

– В сложившихся условиях нужно создать комплекс эффективных инструментов, необходимых для реального развития наших заполярных территорий. Создать такие организационные, административные, инфраструктурные условия, чтобы проекты в Арктике были жизнеспособными, несмотря на текущие внешние условия, которые, как и полярная ночь, никогда не будут длиться вечно. На этом этапе нам важно очень хорошо слышать и понимать друг друга. Только совместные усилия федеральных органов власти, субъектов Федерации и бизнес-сообщества позволят решить эту непростую, но стратегически важную задачу.

Освоение Арктической зоны возможно при развитии законодательства, нацеленного на своевременное снижение административных барьеров, обеспечивающего баланс интересов бизнеса и общества, при
сохранении хрупкой арктической природы.

– Арктическая зона, расположенная на территории России, чем-то отличается от зарубежного заполярья?

– Минерально-сырьевой потенциал российской Арктики имеет ряд конкурентных преимуществ по сравнению с другими арктическими территориями. Это и подтвержденный ресурсный потенциал, и в том числе такой уникальный инструмент, как Северный морской путь – самый короткий маршрут из Европы в Азию, его грузопоток растет год от года, но сегодня не достаточно востребован для значимых транзитных перевозок. Однако с разработкой и изучением месторождений он получит новый импульс для развития.

– Как проявляется зависимость энергетики от гидрометеорологических рисков?
– Во-первых, что касается операционной деятельности, это дополнительные издержки при доставке энергоносителей и электроэнергии до потребителей всеми видами транспорта и с использованием энергетической инфраструктуры. Во-вторых, это необходимость учета факторов изменения климата при проектировании и строительстве капитальных сооружений и развития энергетической инфраструктуры, что приводит к удорожанию проектов, но, с другой стороны, обеспечивает защищенность от воздействия опасных природных процессов. Без учета природных факторов и без построения оптимальной системы управления рисками нельзя считать, что мы эффективно используем Арктические акватории и территории.
Для выработки мер по защите от гидрометеорологических рисков используется информация государственной наблюдательной сети. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что пункты наблюдений распределены очень неравномерно по территории России. Причем именно в Арктике плотность наблюдений – самая низкая, что неизбежно накладывает отпечаток на изученность опасных проявлений гидрометеорологических процессов в этом регионе и возможности их прогнозирования. В 2015 году Росгидрометом, обеспечивающим функционирование государственной наблюдательной сети, подготовлен проект модернизации сети наблюдений в Арктике, который предлагается реализовать до 2020 г. в рамках государственной программы Российской Федерации по социально-экономическому развитию Арктической зоны. Минприроды России активно поддерживает этот проект и считает необходимой его реализацию для обеспечения высокого уровня защищенности новых и модернизируемых объектов экономики в Арктике.

– Как Вы считаете, нужно ли развивать инфраструктуру на арктических территориях?
– Несомненно, реализация проектов освоения месторождений нефти и газа с использованием морской схемы транспортировки, в первую очередь – проекта Ямал СПГ – и развитие обеспечивающей инфраструктуры приведет к ожидаемому росту безопасности мореплавания и как следствие – востребованности арктических морских трасс для международной торговли. По оценке Минтранса, потенциал грузопотока по Северному морскому пути может составлять до 65 млн тонн ежегодно.
Как показывает практика, реализация любого крупного инфраструктурного проекта обеспечивает очевидный мультипликативный эффект. В районах активной разработки месторождений ускоренными темпами строятся новые дороги, обеспечивается эффективная логистика, создаются условия для комфортного проживания специалистов и т.д. Создание арктической инфраструктуры, которое невозможно без участия металлургов, судо- и машиностроителей, энергетиков, даст новый импульс развитию новых технологий, создаст новые рабочие места. Это уже происходит, и наша общая задача – способствовать ускорению этого процесса.

– Нормативно-правовая база в отношении разработки арктических ресурсов изменяется и совершенствуется. Какие дополнительные меры могут привлечь инвесторов?
– Одной из приоритетных задач для Министерства является укрепление позиций Российской Федерации в Арктической зоне, которое, в том числе, выражается и в наращивании нашего присутствия на заполярных территориях. В настоящее время на законодательном уровне ведется активная работа, направленная на интенсификацию освоения Арктики – как на создание привлекательных для бизнес-сообщества условий, так и мер по гарантированной защите природной среды от возможного негативного воздействия. Это касается не только реализации новых проектов, но и более полного вовлечения в хозяйственный оборот ресурсного потенциала длительное время избирательно осваиваемых арктических территорий.

В качестве одного из последних примеров законотворческой работы могу привести проект постановления Правительства, подготовленный этой осенью Министерством. Согласно этому документу, компании, вместе с заявкой на получение права пользования недрами на континентальном шельфе России, должны представить предложение по срокам и объемам работ по строительству морских судов и иной техники, необходимой для недропользования на судостроительных предприятиях России. По нашей оценке, этот законопроект должен дать серьезный импульс для развития отечественного судостроения.
Чтобы глобальные арктические проекты стали реальностью, требуется изначально обеспечить системный подход в их реализации. Только соблюдение этого условия позволит быть во всеоружии перед лицом любых вызовов и любых санкций.

Еще раз хочу подчеркнуть, что эффективное развитие промышленной инфраструктуры на территориях арктической зоны Российской Федерации возможно только при условии консолидации совместных усилий органов власти и бизнеса.

Министерство природных ресурсов уделяет серьезное внимание популяризации арктического развития путем организации и участия в тематических мероприятиях. Недавно состоялся Федеральный Арктический Форум «Дни Арктики в Москве», какие итоги можно подвести?

Минприроды не только ставит целью информировать широкую общественность об уникальном историческом, научном и туристическом потенциале российской арктической зоны, но и стимулировать развитие межрегиональных и международных связей. Например, в этом году в научной конференции «Открытая Арктика», которую мы проводили при поддержке Российской Академии наук и МГУ им. Ломоносова, приняло участие свыше 2000 ученых со всего мира – из Китая, США, Норвегии, Германии и Финляндии. Второй год подряд специально на «Дни Арктики» в Москву с докладом приезжает лауреат Нобелевской Премии профессор Терри Каллаган из Великобритании. В этом году большой интерес вызвала и бизнес-сессия, организованная нашим партнером – общественной организацией «Деловая Россия». Сейчас коллеги подводят итоги дискуссии, которая в целом получилась оживленной и неформальной, и в ближайшее время должны представить финальную резолюцию с конкретными предложениями по развитию делового климата в Арктике. Я считаю, что подобные мероприятия – хороший инструмент для получения обратной связи от непосредственных участников этой работы.