«Переход к децентрализованной энергетике — мировой тренд»

Российское правительство направило в Госдуму законопроект, который закрепляет в федеральном законе «Об электроэнергетике» понятие микрогенерации. Новые положения закона могут вступить в силу уже в 2019 году. Благодаря ему физлица и субъекты малого предпринимательства получат возможность продавать электроэнергию, выработанную их собственными объектами генерации: солнечными батареями, ветрогенераторами и др. В интервью «Энергетике» первый замглавы комитета Госдумы РФ по энергетике Сергей Есяков рассказал о том, как закон стимулирует развитие ВИЭ в России.

Сергей Есяков: Переход к децентрализованной энергетике — это мировой энергетический тренд. Суть идеи в том, чтобы продвигать новые экологичные технологии производства энергии, одновременно позволяя физлицам, домохозяйствам, а также малому бизнесу снижать расходы на обеспечение собственных потребностей в ней. Максимально допустимая мощностью установок — 15 кВт; небольшому бизнесу этого хватит.

Микрогенерация подразумевает, что потребители электроэнергии для собственных нужд устанавливают рядом с местом потребления источники энергии компактных размеров. Излишки продаются в общую сеть.

Очень важно и то, что для микрогенерации принято использовать возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Сегодня они широко используются на объектах, созданных для выработки и продажи энергии на оптовый рынок: в ветропарках или на солнечных электростанциях. До 2024 года в России должны ввести 5,5 ГВт мощности возобновляемых источников; сейчас в стране введено около 500 МВт. Они усилят тренд на децентрализацию и ускорят создание новой отрасли в промышленности.

В России есть распределенная энергетика на базе ископаемого топлива, есть оптовый рынок на базе ВИЭ. И в России, и в мире в целом идет активное развитие распределенной генерации в рамках работы промышленных предприятий. Многие из них развиваются и строят свою генерацию. Зачастую это гораздо выгоднее, чем использование возможностей централизованной энергетики.

Микрогенерация — одно из направлений развития энергетики в России. Стоит задача законодательно закрепить ее как отдельное направление развития и дать всем желающим — при наличии возможностей — воспользоваться этим механизмом.

BG: Что относится к объектам микрогенерации?

С. Е.: Это солнечные панели, малые ветрогенераторы. Согласно закону, это может быть даже небольшая турбина. Одним словом, в объем понятия входят все генерирующие объекты мощностью до 15 кВт. При этом под действие законопроекта попадают все виды генерации, работающие не только на ВИЭ, но также на традиционном топливе. Правда, в этом случае стоимость выработанного киловатта будет существенно отличаться от генерации на ВИЭ.

BG: В какую сумму обойдется покупка и установка объекта микрогенерации?

С. Е.: Все будет зависеть от технологии. Стоимость солнечных батарей и ветровых генераторов снизилась за последние три года на 40%. Снижение стоимости происходит не только за счет локализации производства комплектующих и применения российских разработок, которые, к слову, имеют высокий экспортный потенциал, но и за счет развития технологий и существенного повышения объемов производства. Массовое производство всегда значительно дешевле мелкосерийного или опытных партий.

Уже сейчас можно сказать, что все домашние хозяйства, за исключением многоквартирных домов, а также малый бизнес (например, фермерские хозяйства, небольшие объекты торговли, парикмахерские) смогут позволить себе это.

Стоимость объекта микрогенерации может варьироваться от 150–200 тыс. руб. до 2–3 млн руб. в зависимости от ряда факторов. Какой будет процедура размещения объектов генерации, пока трудно сказать.

BG: Как будут продаваться излишки?

С. Е.: Согласно законопроекту, гарантирующие поставщики — основные энергосбытовые компании регионов РФ — обязаны выкупить эту электроэнергию у владельцев микрогенерации по цене, не превышающей среднеоптовую. Планируется, что субъектам микрогенерации будет доступен целый ряд мер господдержки, которые и должны сделать этот сегмент привлекательным. Такими мерами могут быть, например, надбавка к цене, компенсация процентной ставки по кредиту, компенсация затрат на техприсоединение, бесплатная установка приборов учета. Все это обеспечит выгодность установки объекта микрогенерации.

BG: Мощность ограничена 15 кВт. Будут ли применяться штрафные санкции за ее превышение?

С. Е.: В законопроекте это не прописано, но, если верхняя планка будет превышена, речь фактически пойдет уже не о микрогенерации. Скорее всего, если совокупная мощность объектов в рамках одной установки превысит 15 кВт, люди будут оформлять объекты микрогенерации на разных собственников.

BG: Опыт развития микрогенерации в какой стране кажется вам наиболее удачным? Что именно там было сделано?

С. Е.: Я считаю, что опыт Германии достаточно удачный. Там используют механизм компенсации части стоимости оборудования и практикуют бесплатное подключение к сетям. Чем ближе источники энергии к потребителям, тем надежнее можно сконструировать всю систему. Не надо строить дополнительные сети, линии. В то же время, когда есть большое количество источников, ими сложнее управлять, но сегодня это технически возможно.

Вообще для европейских стран характерно глубокое понимание этой проблемы. Люди там готовы переплачивать за возобновляемую энергию, понимая, что они вносят свой вклад в чистоту окружающей среды. Я надеюсь, что и в России со временем будет так же.

BG: Как будет развиваться возобновляемая энергетика России в ближайшие годы?

С. Е.: Рынок достаточно большой. Он будет развиваться за счет строительства собственных субъектов генерации, также мы будем пытаться подключить экспортные возможности по линии Минпромторга РФ, чтобы наращивать продажи электроэнергии в другие страны.

Из-за снижения стоимости технологий микрогенерация тоже будет развиваться. Но в ближайшее время основным источником останутся невозобновляемые ресурсы. При наличии наших ресурсных возможностей нам грех отказываться от традиционной энергетики.

Пока идет дискуссия о том, что делать после 2024 года. Есть мнение, согласно которому с 2024 по 2035 год в России надо попытаться ввести около 10 ГВт ВИЭ.

BG: Есть ли шанс изменить баланс в пользу поставщиков «зеленой» энергии?

С. Е.: Я думаю, децентрализованная энергетика будет развиваться, но вряд ли мы сможем превзойти по объемам выработки централизованную. Это и не нужно. Надо найти баланс. Есть страны, где доля децентрализованной энергетики составляет 50–60%. В России она занимает 5–10% и постоянно увеличивается, но вряд ли будет больше 30%, поскольку традиционная генерация все-таки более характерна для России.

BG: Какие задачи стоят перед правительством в рамках работы над этим законопроектом?

С. Е.: Проект закона касается определения основополагающих понятий. Правительству нужно разработать ряд нормативных документов, которые должны сделать установку микрогенерации как минимум неубыточной, а в лучшем случае — выгодной для бытовых потребителей в отдельных регионах.

Иногда установка таких объектов оказывается сложной или затратной. Одна из проблем, которую должно решить правительство,— подключение к сетям. Обычно мы только получаем электроэнергию сети, а здесь будет еще и обратный процесс — выдача электроэнергии в сеть. Это подразумевает определенные технические мероприятия, внедрение системы учета. Кроме того, излишнюю электроэнергию кто-то должен купить, заплатить за нее. Также нужно создать договорную систему, которая бы учитывала все нюансы.

Законопроект не содержит ограничений для юридических лиц на осуществление деятельности по продаже выработанной на объектах микрогенерации электроэнергии. Также в нем указано, что для физических лиц такая деятельность не признается предпринимательской: она ведется для обеспечения собственных нужд. Ее не предполагается облагать налогом на доходы физлиц.

От того, как правительство реализует законопроект, будет зависеть широта охвата и заинтересованность потребителей в этом сегменте. По логике, этот механизм надо запускать, предоставляя большие льготы. Например, если производится установка приборов учета, она должна осуществляться за счет сетевой компании. В некоторых странах компенсируется часть стоимости солнечных панелей или бесплатно производится техприсоединение, субсидируются банковские процентные ставки на покупку оборудования.

С учетом уровня заинтересованности у нас может появиться свой рынок микрогенерации со своими особенностями и механизмами поддержки.

BG: Будут ли разработаны единые стандарты для техприсоединения таких объектов в разных регионах?

С. Е.: Да, я думаю, они будут едиными. Ближе к третьему чтению законопроекта нам должны представить пакет нормативных документов, касающихся стимулирования установки объектов микрогенерации. Для их разработки понадобится шесть-восемь месяцев, тогда можно будет говорить конкретнее. Особенность рассмотрения в думе сегодня заключается в том, что мы часто запрашиваем проекты таких нормативных актов у разработчиков законопроектов. Разработчик данного ПФЗ — Минэнерго России.

BG: Какова ключевая идея, которую вы хотели бы донести до потенциальных субъектов микрогенерации?

С. Е.: Если мы хотим получать качественную и относительно дешевую энергию, необходимо использовать все механизмы, в том числе микрогенерацию. Тарифы на электроэнергию в регионах различаются, и ряд субъектов России уже сейчас экономически заинтересован в экономии средств таким способом.