Объем выбросов нефтегаза сопоставим с выбросами АПК и превышает выбросы других обрабатывающих отраслей

Объем выбросов нефтегазовой отрасли, относящихся к сферам охвата 1 и 2 (прямые выбросы парниковых газов (ПГ) от операционной деятельности и косвенные эмиссии, связанные с энергообеспечением) составляют 12% от общего объема мировых выбросов ПГ. Это сопоставимо с выбросами агропромышленного комплекса (АПК или сельхозпромышленность – 13%) и превышает выбросы других обрабатывающих отраслей.

Об этом говорится в исследовании Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» – «Декарбонизация нефтегазовой отрасли: международный опыт и приоритеты России», проведенного при поддержке ПАО «НОВАТЭК» и Нефтяного Совещательного Форума.

При этом на сферу охвата 3 (эмиссии ПГ, связанные с использованием продукции нефтегазовых компаний) приходится наибольший объем выбросов ПГ всего нефтегазового сектора (еще около 33% глобальных выбросов ПГ). Для вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) объем выбросов сферы охвата 3 в среднем в семь раз превышает выбросы в сферах охвата 1 и 2. Именно эти выбросы вызывают наибольшую обеспокоенность и давление на нефтегазовые компании в условиях глобальной парадигмы декарбонизации.

В исследовании уточняется, что одной из специфических особенностей нефтегазового сектора является высокая (до 45%) доля выбросов метана в его совокупных выбросах ПГ.

В то же время компании данного сектора имеют хорошие возможности для участия в решении климатической проблемы, поскольку обладают мощными научными, инженерными, финансовыми и управленческими компетенциями. Ведущие международные нефтегазовые компании (BP, Total, Shell, Equinor, ENI, Repsol) уже начали устанавливать цели по сокращению выбросов, в том числе нулевые целевые показатели для сфер охвата 1, 2 и даже сферы охвата 3.

Аналитики отмечают, что многие нефтегазовые компании имеют планы по глубокой декарбонизации, в которые входит внедрение технологий улавливания, утилизации и хранения (захоронения) углерода и использование водорода в качестве топлива. К слову, соответствующие проекты в Европе, США, на Ближнем Востоке находятся на различных стадиях разработки и реализации, но пока они полностью зависят от крупных государственных субсидий.

В России ситуация несколько отличается от мировой. Это связано, в том числе, с тем, что в нашей стране проблема изменения климата пока имеет низкую приоритетность для населения, бизнеса и правительства, что тормозит процесс декарбонизации нефтегазового сектора по сравнению с лучшими международными практиками.

Ко всему прочему, регулирование выбросов ПГ в РФ находится в начальной стадии: только в феврале 2021 года правительство и подготовило и внесло в Госдуму законопроект об ограничении выбросов ПГ. Пока же государственные требования по сокращения выбросов ПГ остаются крайне фрагментированными, нет правил ценообразования на CO2, отсутствуют стандарты интенсивности выбросов ПГ.

При этом в России доля выбросов ПГ по сферам охвата 1,2 предприятиями нефтегазовой отрасли в суммарных выбросах почти в два раза выше, чем в среднем по миру.

В новом исследовании не только рассматриваются цели, стратегии и методы декарбонизации крупнейших международных компаний, но и условия декарбонизации в РФ и практика декарбонизации отечественных нефтегазовых компаний. Также в документе даны рекомендации для российских государственных органов и нефтегазовых компаний.

Источник