На фоне ОПЕК+ отрасль может снизить капвложения

К числу нефтекомпаний, обеспокоенных продлением сделки ОПЕК+ по сокращению добычи, присоединился ЛУКОЙЛ: его совладелец и глава Вагит Алекперов не исключил сокращения инвестпрограммы. Сложности, говорят источники “Ъ” на рынке и эксперты, могут возникнуть и у других активно инвестировавших компаний. Но государству сделка ОПЕК+ пока нравится: в этом году рост цен может принести бюджету дополнительно около 1 трлн руб.

ЛУКОЙЛ может сократить инвестпрограмму, если соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти будет продлено до 2019 года, сообщил 24 января в Давосе ключевой акционер компании Вагит Алекперов. По его словам, «готовить потенциал, который не вовлекается в экономические процессы, неразумно». В прошлом ноябре соглашение было продлено до конца 2018 года. Добыча нефти ЛУКОЙЛа снизилась за 2017 год на 3%, до 89,1 млн тонн, в России он добыл на 1% меньше — 82,3 млн тонн — и сейчас рассчитывает как минимум сохранить объем с учетом ОПЕК+.

Нам даже для поддержания добычи на текущем уровне нужно и бурение проводить, и может быть, вводить новые месторождения — Александр Новак, глава Минэнерго, 4 декабря 2017 года

ЛУКОЙЛ в 2018 году сохранил инвестпрограмму в 550 млрд руб., из них 80% — вложения в РФ. Вагит Алекперов ранее сделку ОПЕК+ (с конца 2016 года) поддерживал. В отрасли считается, что наибольший дискомфорт продление ОПЕК+ вызывает у «Газпром нефти», у которой есть крупные новые месторождения в стадии растущей добычи. Но проблемы могут быть и у «Роснефти»: по новой стратегии она к 2022 году намерена нарастить добычу более чем на 10%, до 250 млн тонн (с учетом «Башнефти»).

В Минэнерго и крупных нефтекомпаниях РФ отказались от комментариев. Но, говорит источник “Ъ” на рынке, сейчас в крупных нефтекомпаниях разделяют позицию главы ЛУКОЙЛа, однако Минэнерго считает, что о выходе из ОПЕК+ говорить пока преждевременно. В январе глава Минэнерго Александр Новак говорил, что за 2017 год удалось «более чем вдвое» сократить излишки мировых запасов нефти, до 120 млн баррелей, и до конца этого года рынок будет сбалансирован. В число аутсайдеров по выполнению соглашения ОПЕК+ входят Ирак и Казахстан, но их отставание компенсируется перевыполнением плана другими странами. Так, заместитель главы Минэнерго Казахстана Асет Магауров в сентябре 2017 года говорил о необходимости пересмотра квоты страны из-за роста добычи на месторождении Кашаган в 2018 году до 13 млн тонн. По его словам, в Кашаган вложены большие инвестиции и должен быть обеспечен их возврат. На прошлой неделе министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех заявил, что есть заверения, что страны улучшат показатели. Ключевым фактором неопределенности на нефтяном рынке сейчас является возможный рост сланцевой добычи в США, однако пока очевидных сигналов для паники нет.

По мнению Андрея Полищука из Райффайзенбанка, инвестиции ЛУКОЙЛа в 2019 году могли составить около 600 млрд руб., но при продлении ОПЕК+, скорее всего, останутся на уровне 2018 года. Корректировка инвестпрограммы произойдет за счет снижения темпов роста бурения на зрелых месторождениях, отмечает он, новые проекты замедлять не будут из-за наличия льгот для них. Заморозка добычи и рост цен на нефть позволили получить более 850 млрд руб. допдоходов бюджета в 2017 году, в этом году показатель может составить более 1 трлн руб., считает Дарья Козлова из Vygon Consulting. Она полагает, что сохранение заморозки на несколько лет может негативно сказаться на отрасли. В краткосрочной перспективе это отразится на компаниях, активно вводящих гринфилды, таких как «Газпром нефть» и «Роснефть»: прирост добычи по ним у компаний без ОПЕК+ в 2018 году должен был составить 4 млн тонн и 3 млн тонн соответственно. Это может привести и к снижению объемов бурения в Ханты-Мансийском АО, что скажется на среднесрочной добыче, говорит госпожа Козлова, где производство и так сокращается с 2007 года в среднем на 1% в год. Негативные последствия для отрасли должны учитываться государством при обсуждении судьбы соглашения с ОПЕК, говорит эксперт, компаниям нужна большая определенность для принятия долгосрочных инвестрешений.

Дмитрий Козлов

Источник: КоммерсантЪ