Минэнерго нашло способ привлечь $50 млрд в развитие нефтегазохимии

Минэнерго сформулировало предложения о поддержке нефтехимической отрасли до 2030 г. Поручение подготовить меры стимулирования экспортно-ориентированного производства на базе нафты, сжиженных углеводородных газов (СУГ) и этана было дано министру энергетики Александру Новаку 22 июня на совещании у вице-премьера по ТЭКу Дмитрия Козака («Ведомости» ознакомились с копией протокола). Комплекс предложений Минэнерго включает в себя введение обратных акцизов на СУГ и «возврат инфраструктурной составляющей» для этана, направляемого на нефтехимию («Ведомости» ознакомились с презентацией). Представитель Минэнерго пока не смог объяснить, что министерство подразумевает под «возвратом инфраструктурной составляющей».

Общее дополнительное субсидирование в 2019 г. министерство оценивает в 55 млрд руб. (124 млрд с учетом уже действующего обратного акциза на нафту). Компенсация расходов на инфраструктуру может обойтись бюджету еще в 45 млрд руб. ежегодно начиная с 2024 г.

Инвестиционные решения по большинству проектов в нефтехимии не приняты и зависят от создания стабильных благоприятных условий, говорится в презентации Минэнерго. Увеличение экспорта продуктов нефте- и газохимии требует больших капитальных затрат, но от момента принятия инвестиционного решения до ввода новых мощностей в нефтехимии проходит шесть-семь лет, подчеркивает министерство, приводя в пример «Запсибнефтехим», который в Тобольске строит «Сибур». Фиксировать неизменность стимулирования для производства на базе СУГ и этана и сохранять его для нафты необходимо как минимум на 10-15 лет, считает Минэнерго.

Потенциально это должно улучшить экономику как минимум десяти проектов, среди которых ВНХК «Роснефти», «ГХК Усть-Луга», Новоуренгойский ГХК (проект «Газпрома», существует с 1993 г.). Суммарные новые мощности оцениваются более чем в 12 млн т, капитальные вложение в эти проекты превышают $50 млрд, а рост выручки — 600 млрд руб., из которых около $5 млрд – от экспорта. Кроме того, развитие отрасли создаст более 18 000 дополнительных рабочих мест, посчитали в Минэнерго.

В 2017 г., по оценкам Минэнерго, экспорт продуктов нефтехимии составил 2,4 млн т ($3,2 млрд). Общее производство – около 9,7 млн т, а импорт – около 1,9 млн т.

Максимально быстрый эффект от предлагаемых мер можно получить от нефтехимического производства на основе СУГ, следует из презентации. Уже к 2021 г. ожидается двукратный рост использования СУГ в качестве сырья (до 5,7 млн т).

Переработка нафты, которая с точки зрения субсидирования пока значительно более привлекательна, до 2024 г. вырастет лишь на 1,2 млн т (на 25% по сравнению с 2017 г.), но к 2030 г. увеличится еще на 5 млн т, ожидает Минэнерго. С периодом 2024-2030 гг. министерство связывает основные ожидания и по росту производства пиролиза этана. Сейчас газохимия потребляет около 0,8 млн т пиролиза этана, но к 2030 г. его использование может вырасти кратно – до 8,1 млн т, в том числе более чем на 6 млн т – после 2024 г. (с вводом комплекса Амурский ГПЗ — Амурский ГХК и других проектов).

Ранее своей оценкой потенциала стимулирования нефтехимии на базе СУГ с Минэнерго делился «Сибур». В письме, отправленном на имя Новака 13 июня («Ведомости» ознакомились с ним), топ-менеджмент «Сибура» подчеркивал, что действующее субсидирование переработки нафты и обсуждаемые параметры завершения налогового маневра (обнуление экспортных пошлин и повышение НДПИ) могут привести к еще большему перекосу в эффективности переработки СУГ и нафты в пользу последней.

Нефтехимические производства и проекты, потребляющие нафту, получили некоторые преимущества перед теми, кто использует сжиженные газы и этан, констатирует представитель «Сибура», хотя в мировой практике экономика нефтехимических производств, работающих на «легком» газовом сырье, часто выглядит более предпочтительной.

В России из-за «обратного акциза» переработка нафты получила неестественно высокий уровень субсидирования, а СУГ – лишились его из-за устройства формулы пошлины, которая обнулилась при низких ценах на нефть, объясняет руководитель информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин: «Это создает ненормальный, неестественный диспаритет». Выбор инвестора определяется не рыночными факторами, а именно наличием этой субсидии, продолжает он: пример – проект Иркутской нефтяной компании, который может получать только СУГ, а они не субсидируются. Участникам отрасли сложно строить долгосрочные планы в нефтехимии, предупреждает представитель «Сибура»: проекты на этане и СУГ требуют дополнительной проработки, а проекты на нафте сталкиваются с неопределенностью, так как не зафиксирован срок действия обратного акциза на нафту.

Фонд Катерины Тихоновой получил контракт «Роснефти» на 354 млн рублей
Кто больше других выиграет от субсидии на СУГ – сказать трудно, считает Костин: «С нафты на СУГ могут перестроиться очень многие». «Теоретически главным бенефициаром будет тот, кто является крупнейшим переработчиком сырья на пиролизе. Из крупных новых проектов пока реализуется только один такой – это «Запсибнефтехим», – объясняет Костин.

Представители «Лукойла», «Роснефти», ТАИФа и «Газпром нефти» пока не ответили на вопросы «Ведомостей».

Источник: Ведомости