Иракский Курдистан: жизнь после киркукской нефти

Референдум о независимости Иракского Курдистана, проведенный в конце октября, привел к углублению экономического кризиса в автономии: вслед за полным прекращением выплат зарплаты служащим региона Багдад, проведя военную операцию, лишил Эрбиль нефтяных месторождений в провинции Киркук, приносивших ему половину доходов от всего экспорта «черного золота». Проблем курдским властям добавили и свыше сотни тысяч беженцев, покинувших свои дома, расположенные на спорных территориях, после прихода туда иракских военных и шиитских ополченцев из аль-Хашд аш-Шааби.

Нефть в приоритете

Казна Иракского Курдистана более 20 лет на 90% формируется за счет нефтяного экспорта. До возвращения месторождений в Киркуке под контроль Багдада 16 октября этого года правительство автономии оценивало запасы нефти в 45 миллиардов баррелей.

Помимо «черного золота» в регионе имеются крупные залежи природного газа, которые впрочем, пока всерьез не разрабатывались.

По словам эксперта в области энергетики Гованда Ширвани из эрбильского университета Салах эд-Дин, «на территории автономии находятся запасы и других полезных ископаемых, однако до недавнего времени их разработка не являлась приоритетом регионального правительства».

До 2014 года между Эрбилем и федеральным правительством действовало соглашение, по которому Багдад сам продавал всю экспортируемую из Иракского Курдистана нефть (около 300 тысяч баррелей в сутки). Взамен автономия получала 17% национального бюджета страны, на тот момент это соответствовало 1 миллиарду долларов США ежемесячных поступлений. Однако резкое снижение цен на нефть в 2014 году почти в два раза сократило сумму выплат из центра. Это вызвало жесточайшую нехватку средств в автономии, в том числе для выплат бюджетникам и вооруженным курдским отрядам пешмерга.

Контроль над Киркуком и его потеря

Как ни парадоксально, но частично залатать брешь в бюджете региону помогла экспансия террористов группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) на Киркук, в том же 2014 году. Иракская армия при наступлении радикалов оставила свои позиции. Отбросить террористов удалось лишь спешно прибывшим отрядам пешмерга, которые и взяли под свой контроль богатейшую нефтяную провинцию, бывшую к тому же исторически спорной территорией между курдами и федеральным центром.

Под прямое управление автономии перешли два крупнейших киркукских нефтяных месторождения: Bey Hasan и Avana, с которых ежесуточно отправлялось на экспорт до 250 тысяч баррелей. Еще 50 тысяч баррелей, но уже по соглашению с федеральным правительством, экспортировалось с поля, находившегося под контролем иракской North Oil Company (N.O.C). В итоге суммарная добыча нефти на подконтрольных автономии территориях достигла 600 тысяч баррелей в сутки.

С того времени Иракский Курдистан начал самостоятельно продавать по трубопроводу в турецкий Джейхан не только свои, но уже и недавно приобретенные ресурсы, несмотря на протесты Багдада.
Все изменил проведенный в Иракском Курдистане референдум о независимости. Федеральные войска, воспользовавшись внутренними противоречиями в курдском руководстве, менее чем за сутки практически без боя заняли все нефтяные месторождения провинции и вошли в сам город Киркук.

«После того как пришла иракская армия и аль-Хашд (шиитское ополчение Ирака), мы потеряли 50% всех доходов от нефти. При этом нужно учитывать, что это главный источник для финансирования бюджета региона», — сказал РИА Новости заместитель председателя комитета по энергетике и полезным ископаемым парламента Иракского Курдистана Дильшад Шаабан.

Эксперт в области нефти Гованд Ширвани считает, что автономия в будущем способна компенсировать потерю киркукской нефти за счет разведки и разработки новых месторождений.

«Большое количество нефтяных и газовых месторождений внутри Иракского Курдистана остаются все еще неосвоенными. С продолжением работы иностранных компаний, которых в регионе сейчас насчитывается около 50 из 15 стран мира, возможно, заявленная цифра запасов залежей сильно увеличится», — считает Ширвани.

Нефтекомпании и критика из Багдада

В Иракском Курдистане, помимо крупнейших европейских и североамериканских компаний, работают российские «Газпром нефть» и «Роснефть». Последняя в феврале 2017 года заключила соглашение о сотрудничестве в нефтегазовой сфере с региональным правительством.

В частности, был заключен контракт на покупку и продажу нефти с 2017 по 2019 год. В сентябре стороны также провели переговоры о возможности участия компании в проекте по финансированию строительства газопровода в Курдистане. А уже за неделю до проведения референдума о независимости в Иракском Курдистане «Роснефть» объявила о подписании с региональным правительством документов, необходимых для вступления в силу соглашений о разделе продукции (СРП) в отношении пяти блоков, расположенных на территории автономии.

Расширение сотрудничества Эрбиля с зарубежными нефтяными компаниями вызывает резкую критику со стороны Багдада. В иракской столице считают незаконными все сделки, заключенные в обход центрального правительства. Так, 30 октября представитель министерства нефти Ирака Асем Джихад сообщил РИА Новости, что ведомство попросило «Роснефть» разъяснить позицию по контрактам с Иракским Курдистаном.

Однако, по словам курдского депутата Дильшада Шаабана, «все контракты, подписанные правительством Иракского Курдистана, в том числе с «Роснефтью», были заключены согласно конституции Ирака и законам, принятым в парламенте Курдистана».

«Проблема заключается в том, что до сих пор в Ираке после принятия конституции 2005 года нет закона «о нефти и газе». Парламент Курдистана в свою очередь в 2007 году издал закон №22, касающийся нефти и газа, который основан на конституции Ирака и включает в себя все инструменты по заключению контрактов», — говорит заместитель комитета по энергетике и полезным ископаемым парламента Иракского Курдистана.

Шаабан, являющийся членом парламентской фракции от правящей в регионе Демократической партии Курдистана (ДПК) отметил, что «все спекуляции на тему неправомочности заключенных с иностранными компаниями контрактов политизированы и не имеют никаких юридических оснований».

Багдад отдает блоки «Роснефти» британской BP

Председатель комитета по финансам и вопросам экономики парламента автономии Иззат Сабер, представляющий в заксобрании оппозиционный ДПК Патриотический союз Курдистана (ПСК), оценивает пакет контрактов «Роснефти» и правительства Иракского Курдистана в 3 млрд долларов США. По его данным, часть сделок российского нефтяного гиганта в будущем может быть перезаключена с центральным иракским правительством. Так, по информации депутата, три из пяти нефтяных блоков, по которым российская компания и Эрбиль подписали соглашение о разделе продукции, находятся в провинции Киркук и недавно «перешли под контроль федерального правительства».

После внезапного «восстановления суверенитета» над провинцией министерство нефти Ирака заявило о намерении начать разрабатывать киркукские месторождения совместно с британской BP.

Тем не менее, по мнению Дильшада Шаабана и центральные власти в Багдаде, и британский нефтяной гигант будут вынуждены сотрудничать с Роснефтью и региональным правительством.

«Иракское правительство и BP не смогут начать работать и поставлять киркукскую нефть в Турцию без сотрудничества с «Роснефтью» и правительством региона Курдистан. Роснефть владеет 60% акций нефтепровода Иракского Курдистана. Поэтому BP просто необходимо договориться с «Роснефтью» о совместной разработке месторождений в Киркуке и последующей транспортировке нефти в турецкий порт Джейхан», — сказал депутат.

По словам Шаабана, «начать эксплуатировать старый иракский нефтепровод (проложенный в 1980-е годы) из провинции Киркук, проходящий через Мосул к границе с Турцией, будет нереально», так как нефтепровод был частично разрушен террористами ИГ*.

«Мы в региональном правительстве решили не передавать пограничный пункт КПП «Фиш-Хабур» (на границе Ирака, Турции и Сирии) федеральному правительству, а это единственный пункт, через который может перегоняться нефть (в Турцию)», — добавил Дильшад Шаабан.

По мнению Гованда Ширвани, определенный риск для российской компании все же существует: она пришла на местный рынок в критический для автономии момент. Однако, отмечает он, в этой ситуации есть и масса плюсов.

«Гиганты могут преодолеть эти риски и войти на рынок без конкуренции. Некоторые из этих проектов («Роснефти») ранее были предложены американским компаниям, но они колебались, и поэтому это стало долей российской компании. Появление российских компаний приветствуется со стороны властей региона, у них хорошая репутация и большой опыт в нефтегазовой отрасли», — сказал эксперт.

Ширвани выразил мнение, что интересы российских компаний на территории автономии и их крупные инвестиции могут также являться «частью политической поддержки Москвы правительству в Эрбиле для своего стратегического закрепления в регионе».

Будущее неясно

Потеря Иракским Курдистаном киркукской нефти, а также ряд санкционных мер со стороны правительства Багдада и соседних Ирана и Турции привели и без того находившийся в финансовом кризисе Эрбиль к еще более серьезным финансовым проблемам. По данным председателя комитета по финансам и вопросам экономики парламента автономии Иззата Сабера, ежемесячные доходы ее бюджета сократились с 800 до 300 миллионов долларов.

«До этого кризиса доходы региона Курдистан ежемесячно составляли 800 миллионов долларов США, однако из-за сокращения экспорта нефти вследствие нынешних событий поступление доходов сократилось до 300 миллионов долларов и меньше», — заявил глава парламентского комитета.

Сабер напомнил, что Багдад не выплачивает зарплату служащим автономии, в то время как внутренних доходов региона на покрытие выплат чиновникам не хватает.

По его словам, разрешить экономическую проблему невозможно, «пока не будет решена военная и политическая проблемы». «Будущее неясно», — подытожил депутат.

По словам жителя Эрбиля Абдуллы Хасана, внешне экономический кризис пока не повлиял на жизнь в городах и селах Иракского Курдистана. Турция — главный импортер продукции в автономию, свои границы, несмотря на угрозы, закрывать не стала, поэтому на полках магазинов все также имеются любые продукты.

«Положение, можно сказать, пока нормальное. Однако многие люди перестали делать большие покупки из-за безденежья. На протяжении трех лет зарплаты, и то только половина, выплачивались лишь раз в два месяца. Сейчас в связи с этими событиями их и вовсе перестали выдавать», — говорит Абдулла.

По его словам, экономическую ситуацию осложнили и десятки тысяч беженцев из Киркука, оставившие свои дома, расположенные на спорных территориях, после прихода туда иракской армии и шиитского ополчения.

«Они просят у властей хотя бы временное жилье, но им его пока не могут предоставить. Неофициально власти в Эрбиле разрешили им заселиться в не сданные в эксплуатацию дома», — сказал собеседник агентства.

В Иракском Курдистане 25 сентября прошел референдум о независимости. По данным высшей независимой комиссии по выборам и референдуму Курдистана, за независимость от Ирака проголосовали 92,7% избирателей. Власти Ирака объявили референдум нелегитимным. Багдад после проведения референдума в Курдистане принял ряд санкционных мер в отношении курдского региона, а иракские силовики начали операцию по возвращению контроля над спорными с курдами районами, в первую очередь городом Киркук и его окрестностями. Стороны пытаются вести диалог, однако противоречия сохраняются по ряду вопросов.

Рафаэль Даминов

Источник: РИА Новости