Интервью Александра Новака программе «Вести в субботу с Сергеем Брилевым» на «России 1»

Интервью можно посмотреть на YouTube с 13 минуты от начала программы.

— Падение цены на нефть, на мой взгляд, произошло на фоне того, что Китайская Народная Республика и США вступили в такой серьезный торгово-экономический конфликт.

— Это на всех давит, вы считаете?

— Да. Это влечет за собой снижение роста мирового ВВП, мировой экономики. Потребление энергоресурсов в результате тоже будет меньше, если торговые войны будут продолжаться.

— Тогда я вам задам совсем политический вопрос. Недавно у меня была откровенная беседа с одним очень знающим американцем. Он не относится к поклонникам Трампа, поэтому, наверное, он и сказал мне то, что сказал: я понял такую логику, что мы, американцы, договариваемся с Европейским Союзом, и это — механизм противодействия Китаю, но вместо этого мы одновременно ссоримся с Китаем, Мексикой и Европейским Союзом. Так где логика-то?

— Я думаю, это надо спрашивать у тех, кто такую политику проводит. Это известный способ достижения какого-то результата: сначала сильно обострить ситуацию, потом немножко сдать позиции, но при этом достичь разницы между острой позицией и более мягкой. Поэтому мы это видим на каждом направлении, как с Мексикой недавно произошло.

— Александр Валентинович, объясните мне одну техническую вещь. Вот мы все слышим, что Украина не покупает российский газ, а покупает по реверсу из Европы. То есть как бы российский газ заходит в Европу, они там покупают — себе же дороже. Но ведь не существует кривой трубы, что газ зашел в Словакию, а потом вернулся на Украину. Его все равно же украинцы где-то по пути собирают.

— Я согласен с вами, что юридически это соответствует законодательству.

— А технически?

— Технически, естественно, газ отбирается там, где потребители находятся. Есть перемычка.

— Это же мухлеж! То есть отвинтили счетчик, перенесли его на 50 метров…

— Прокрутка через счетчик, по сути.

— Но европейцы это понимают?

— Они на самом деле получают меньше газа. А по счетчику выходит больше. Это дороже, по нашим оценкам, на 25-30%.

 Вы сейчас ответили и улыбнулись. А вот они-то улыбаются, когда про все это говорят? Вообще эти европейские переговорщики, говорящие с Россией от имени Украины, они про что? Про деньги, геополитику, финансирование украинских товарищей, которые на этом имеют навар?

— Я напомню, что последние консультации — трехсторонние — которые проходили, например, в январе этого года. Со стороны Украины переговорщиком выступал министр иностранных дел господин Климкин, который к энергетике никакого отношения не имеет. И это очень странно. И политика смешивается, и экономические вопросы, безусловно. 

— Поставим себя на место европейцев и с некоторой натяжкой, но признаем, что Европе тоже хотелось бы иметь разных если не поставщики газа, то хотя бы разные маршруты, по которым все тот же российский газ будет туда приходить. «Северный Поток», «Турецкий». Давайте сохраним и Украину тоже. Такая примерно логика?

— В принципе, возможно использовать разные направления поставок. Главное, чтобы эти направления окупали инвестиции, вложенные в эту инфраструктуру.

— Ваши коллеги, добившись сохранения украинского транзита, не скажут после этого: слушайте, уж коль по Украине идет, давайте там вот… Датчане что-то имеют против «Северного потока-2». Нет опасности, что, договорившись о том, что продолжается транзит через Украину, европейцы начнут саботировать то немногое, что сегодня осталось для завершения проекта «Северный поток-2»?

— Нет, мы не видим таких рисков. Инфраструктура все равно требует расширения и строительства на будущее, на много лет вперед, иначе бы такие крупные компании европейские, как Shell, Engie, не вкладывали бы свои средства в неокупаемые проекты.

— Возвращаясь к Украине. Недавно прозвучало любопытное предложение: пусть господа Медведчук и Бойко создают свою частную компанию и будут через нее покупать российский газ для Украины. Но все это накладывается на две проблемы. Первая — это выборы на Украине и формирование нового правительства. А второе — состоявшиеся выборы в Европарламент. Вы с вашим коллегой встречались, но не факт, что он после сентября будет тем, кем он сейчас является. На сколько нужно набраться терпения сейчас, чтобы понять, что же все-таки с Украиной получится?

— Мы обсуждали дату, когда в случае необходимости можно было бы провести такие переговоры или трехсторонние консультации. Наверное, раньше сентября это вряд ли получится.

Источник