Cланцевую нефть вписывают в законодательство

Власти поддержат развитие сланцевых технологий в России. Начиная с 2019 года нефтяники получат возможность отрабатывать свои новые методы добычи трудноизвлекаемой (сланцевой) нефти на отдельных полигонах. Поправки в закон «О недрах» подготовило Минприроды, с ними ознакомились «Известия». Из-за высоких рисков и дороговизны добычи нефтяники почти не интересуются разработкой сланцев в России. Но сокращение количества крупных месторождений традиционной нефти в нераспределенном фонде подталкивает их к добыче трудноизвлекаемой нефти.

Минприроды готовит базу для развития технологий добычи трудноизвлекаемой нефти (ТРИЗов) в России. Сланец залегает глубоко в земной коре. Добраться до него крайне трудно при нынешнем развитии технологий. Из-за этого извлечение сырья обходится нефтяным компаниям дорого. Однако возможностей добывать обычную нефть становится все меньше. У Минприроды в запасе осталось чуть более 400 лицензий на разработку месторождений. Большинство — около 390 — относится к мелким и очень мелким, а единственное крупное — Ростовцевское — находится на территории природного заказника.

Поэтому в ведомстве решили дополнительно стимулировать разработку нетрадиционных запасов сырья и создать отдельный вид пользования недрами — специальные полигоны. Там будут тестировать новые методы добычи ТРИЗов, говорится в подготовленных Минприроды поправках к закону «О недрах».

Государство уже предоставляет льготы при добыче «трудной» нефти. К примеру, нефтяным компаниям не нужно уплачивать налог на добычу ископаемых. Тем не менее нефтяники лишены стимулов для апробации собственных технологий. Провести такие испытания на месторождениях они могут только при условии покупки полноценной лицензии на добычу нефти.

По предложению Минприроды, тестовые полигоны будут распределяться по заявкам нефтекомпаний. В этом случае разрешение на апробацию новых технологий можно выделить из уже имеющейся лицензии на разработку месторождения. Второй вариант — получить полигон на конкурсной основе. Победитель будет определяться исходя из компетенций и научной подготовки.

В обоих случаях лицензию дадут бесплатно. При использования полигона компания будет освобождена от регулярных платежей за разведку недр и налогов на добычу нефти.

Срок пользования полигоном — до семи лет с пролонгацией еще на три года. По истечении этого времени тестовая часть месторождения может быть отнесена к общей лицензии на него, рассказал «Известиям» глава Минприроды Сергей Донской.

— Мы рассчитываем, что благодаря заложенным в законопроекте механизмам в России существенным образом возрастет уровень добычи ТРИЗов, — добавил министр.

Законопроект уже вносился в правительство летом 2017 года. Тогда он был согласован с Минфином, Минэкономразвития, Минпромторгом и Минэнерго, рассказали в Минприроды. Но в последнем решили дополнить содержание документа. По данным ведомства, новые предложения уже поддержаны основными игроками нефтегазового рынка и властями регионов. Минэнерго и МЭР согласовали и нынешнюю версию, сообщили представители ведомств.

В остальных министерствах на запрос «Известий» не ответили.

«Русснефть» поддерживает поправки, подтвердил представитель компании. В других организациях не ответили на вопросы «Известий».

В создании полигонов заинтересованы все крупнейшие нефтекомпании, рассказали в Минприроды. Источник, близкий к ведомству, уточнил, что это особенно важно для «Сургутнефтегаза», «Лукойла» и «Газпром нефти». Последняя уже эксплуатирует испытательный полигон на Красноленинском месторождении в ХМАО и имеет активы в регионе баженовской свиты в Западной Сибири.

Этот комплекс считается крупнейшим сланцевым месторождением в мире. Там, по оценкам Управления энергетической информации США, накоплено 15-20 млрд т трудноизвлекаемой нефти. Кроме того, сланцы баженовских, абалакских, хадумских и доманиковых нефтяных свит были найдены в Волго-Уральском нефтяном районе и Предкавказье. В 2017 году Россия увеличила добычу сланца до 39 млн т.

На фоне снижающихся запасов неразработанной традиционной нефти добыча ТРИЗов становится все более актуальной, отметил ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Падение стоимости нефти Brent в 2014-2016 годах со $100 до $35 за баррель заставило больше вкладывать в оптимизацию добычи на уже имеющихся активах. Из-за этого развитие сланцевых месторождений заметно затормозилось. По данным Минприроды, только в 2015 году инвестиции нефтекомпаний в геологоразведку упали на 13% — до 325 млрд рублей.

— В то же время компании снизили вложения в поддержание добычи на истощенных проектах, имеющих трудные в добыче остаточные запасы. Сейчас добыча таких остатков даже менее выгодна по сравнению со сланцами, — отметил эксперт.
Работа на баженовской свите имеет смысл, когда цена нефти марки Brent находится на уровне $60-70 за баррель.

США также обладают значительными запасами сланцев — 7,9 млрд т. Американцам рентабельно извлекать ТРИЗы при цене Brent в $50-55, рассказал директор Российско-американского центра нефти и газа Анатолий Дмитриевский.

Заниматься традиционной нефтью в России пока выгоднее, такая работа рентабельна при $35-40. В США же стоимость обычной добычи фактически сравнялась со сланцевой, отметил он.

Однако американский способ несет большие экологические риски. Заниматься сланцевой нефтью в России безопаснее за счет разработанных еще в советское время технологий. При сохранении старых и развитии новых способов извлечения с помощью специальных полигонов Россия может продолжить наращивать добычу нефти.

Погосян Арсений

Источник: Известия