Арктика – пространство привлечения инвестиций

Эксперт по Арктике Дмитрий Олегович Фишкин – один из основных разработчиков Комплексного проекта «Реализация минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктики». Документ в первом полугодии был внесен в Правительство РФ и содержит детальный прогноз грузопотока по Северному морскому пути и перечень из 118 проектов в области развития минерально-сырьевой базы и инфраструктуры Арктики с предполагаемыми объемами инвестиций более 11 трлн рублей и горизонтом планирования вплоть до 2050-х годов и далее.

– Дмитрий Олегович, начнем с главного вопроса, Указом Президента России поручено увеличить объемы грузопотока по Северному морскому пути до уровня в 80 млн тонн в год к 2024 году. Как Вы считаете, удастся ли достичь указанного ориентира?

– В Минприроды России мы с коллегами производили детальные расчеты перспективной грузовой базы Северного морского пути, более 96% которой формируется за счет реализации проектов по развитию, освоению и переработке минерально-сырьевых ресурсов. Анализ показывает, что при сохранении инерционного сценария уровень грузопотока составит 52–54 млн тонн к 2024 году.

Источниками формирования грузовой базы станут СПГ-проекты, в том числе добыча газового конденсата на полуостровах Ямал и Гыдан, добыча нефти на Новопортовском месторождении, твердые полезные ископаемые Норильского промышленного района, Якутии и Чукотского АО.

Прогнозные объемы отгрузки добываемого сырья для транспортировки через акваторию СМП были нами оценены по четырем группам проектов, имеющим различную вероятность реализации:

1) проект разработки минерально-сырьевой базы согласован и введен в действие;

2) проект согласован, ведется строительство;

3) заявление компании-недропользователя обеспечено запасами;

4) заявление компании-недропользователя в настоящее время не обеспечено запасами.

Согласно нашим расчетам, увеличение прогнозного объема грузопотока по СМП до уровня в 80 млн тонн в год к 2024 году, установленного Указом Президента, возможно при своевременном вводе в действие всех планируемых к реализации проектов, а также реализации ряда перспективных инфраструктурных проектов, в частности, подключение к СМП Сузунского, Тагульского, Лодочного нефтяных месторождений ПАО «НК «Роснефть».

– Как Вам кажется, что необходимо предпринять, чтобы был реализован не инерционный, а оптимистический сценарий формирования грузопотоков?

– Я, возможно, скажу банальность, но для реализации всех проектов в срок потребуется скоординированная работа по следующим направлениям: формирование достаточной минерально-сырьевой базы и ее ввод в освоение, создание или реконструкция объектов транспортно-логистической инфраструктуры; обеспечение проектов соответствующими мощностями ледокольного, грузового и вспомогательного флотов; энергетическое обеспечение, в том числе за счет использования локальных источников; а также развитие систем гидрометеорологического и навигационно-гидрографического обеспечения судоходства.

Ну и собственно требуется сама реализация проектов по освоению минерально-сырьевой базы Арктической зоны России – но здесь основные акторы заявляют о готовности и заинтересованности в реализации. Мы и включали в наши прогнозы исключительно проекты уже реализуемые или те, у которых есть реальные перспективы осуществления.

– О каких проектах идет речь и какие конкретно меры требуются для их реализации?

– В свое время для реализации проекта «Ямал СПГ» Правительством России был принят Комплексный план по развитию производства сниженного природного газа на полуострове Ямал, который устанавливал задачи для каждого заинтересованного ведомства и организации. Все было «заточено» под достижение единой цели, и она была с успехом достигнута – собственно основную часть грузопотока по СМП и будут формировать СПГ проекты Ямала и затем Гыдана. Но достичь таких результатов, преодолеть имеющийся скептицизм удалось именно благодаря решимости государства и обеспечения комплексного взаимодействия всех игроков.

На мой взгляд, необходимо «тиражировать лучшие практики». Для начала считаю целесообразным выделить проекты или группы проектов, по каждому из которых разработать или актуализировать своего рода Комплексный план их реализации.

В Арктике ключевой фактор реализации любых проектов – это вопрос инфраструктурного обеспечения, прежде всего транспортного. Даже самые интересные проекты, характеризующиеся богатой ресурсной базой и востребованностью сырья на российском и мировых рынках остаются нерентабельными и нереализованными по причине отсутствия необходимой инфраструктуры и крайней дороговизны ее создания. В связи с этим полагаем рассматривать различные проекты не изолированно, а объединять их, исходя из общего, имеющегося или планируемого, транспортно-логистического обеспечения.

Таким образом, в привязке к Северному морскому пути, как нам представляется, можно выделить порядка 7 «кластеров». Это, во-первых, проекты, выходящие в акваторию Обской губы, логистическими точками которых являются порт Сабетта и его терминалы, а также нефтеналивной пункт Нумги. Эти инфраструктурные объекты объединяют следующие минерально-сырьевые центры: «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2», Новопортовское нефтегазоконденсатное месторождение, а также Сандибинское нефтяное месторождение.

С точки зрения инфраструктурного обеспечения для успешной реализации указанных проектов необходимо следующее: своевременное завершение строительства Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений (ЦСКМС) компании «НОВАТЭК-Мурманск»; расширение судоходного морского канала в Обской губе; дноуглубление акватории и строительство морского терминала «Утренний»; строительство перегрузочных комплексов СПГ в Мурманской области и на Камчатке; обеспечение ледокольного сопровождения и ввод новых ледокольных мощностей по мере реализации проектов, а также обеспечение флотом грузовых и портовых судов. Дополнительный объем грузов может обеспечить строительство железнодорожной ветки «Обская-Бованенково-Сабетта» (СШХ-2).

Вторая крупная логистическая точка – морской порт Диксон, включая запланированные к строительству портовые терминалы «бухта Север», «Чайка» и «Северная Звезда». С ним логистически связаны минерально-сырьевые центры Енисея и Западного Таймыра: Пайяхское, Сузунское, Тагульское и Лодочное месторождения; Сарыдасайское угольное месторождение; месторождение угля Малолемберовское.

Для успешной реализации проектов требуется проведение комплекса геологоразведочных работ, организация мер по энергетическому обеспечению и строительство морских портовых терминалов, а также грузового флота ледового класса.

Морской порт Дудинка является точкой отгрузки для одного из самых «старейших» арктических проектов – Норильского промышленного района.

В стадии формирования находится одна из перспективных транспортно-логистических точек Арктики – проект создания круглогодичного морского порта Индига, а также железнодорожной ветки к нему, которая свяжет СМП с Уралом и Центральной Азией. Подключение к проекту новой грузовой базы регионов России и стран Центральной Азии, а также новых месторождений на территории Ненецкого автономного округа, что потребует проведения геологоразведочных работ, способно дать дополнительную грузовую базу для СМП.

Другие перспективные точки на Северном морском пути: Хатангский морской порт (Красноярский край), морской порт Тикси, бухта Нордвик и терминал Зеленый Мыс (Северная Якутия). К ним тяготеют следующие проекты: Томторское месторождение редкоземельных металлов, месторождение каменного угля Надеждинское, Западно-Анабарский перспективный нефтяной минерально-сырьевой центр, месторождения олова и золота бассейна р. Яна и пр.

Одна из ключевых точек СМП – порт Певек, куда выходят грузы месторождений Баимской рудной зоны (медь, золото) и Ичувеем-Паляваамского золоторудного района. Примечательно, что энергетическое обеспечение этого «кластера» будет обеспечено с использованием новой перспективной схемы – посредством плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) «Академик Ломоносов».

Особняком стоит проект «Павловское», ключевым условием реализации которого станет строительство портового комплекса на острове Южный архипелага Новая Земля.

Если говорить не только об акватории Северного морского пути, но и об Арктике в целом, можно выделить два ключевых крупных транспортно-логистических хаба – это Мурманск и Петропавловск-Камчатский.

– Будет ли меняться предложенный Вами подход к разделению Арктической зоны на своеобразные «кластеры», исходя из общности транспортно-логистического обеспечения?

– Конечно! Пожалуй, самый яркий пример здесь север Якутии и восток Таймыра. Так как логистика большинства проектов этой зоны находится в стадии проработки, на данном этапе представляется целесообразным рассматривать их взаимосвязанно. Полагаю, что после проведения детальных исследований схемы транспортного обеспечения многих проектов могут быть кардинально пересмотрены.

Например, очевидно, что отгрузка руд Томторского месторождения через Хатангу, принятая в настоящее время в качестве основной, неосуществима, или потребует неоправданных издержек по следующим причинам: малые глубины, короткий навигационный период, крайне сложные ледовые условия, отсутствие портовой базы для складирования продукции и обеспечения запасов ГСМ, крайняя сложность перегрузочных работ, протяженность маршрута и прочее.

– Существуют ли проекты, касающиеся Арктической зоны в целом?

– Несомненно. И, пожалуй, это одни из самых интересных проектов для реализации, так как открывают широкий простор для привлечения субъектов среднего и малого предпринимательства, могут быть реализованы на пилотной территории относительно малыми средствами, а затем тиражированы в любых объемах по мере обеспечения необходимого финансирования.

Среди таких проектов можно выделить: развитие систем энергетического самообеспечения арктических проектов и поселений, в том числе за счет возобновляемых и локальных источников электроэнергии и СПГ; развитие экстремального и экспедиционного туризма, прежде всего посредством предоставления типовых услуг и выработки единых для всей Арктики и Крайнего Севера стандартов; обеспечение расширения сети гидрометеорологического обеспечения за счет привлечения механизмов ГЧП и концессионных соглашений, что особенно актуально для предотвращения «традиционных» сезонных наводнений и лесных пожаров, а также необходимости обеспечения хозяйственной деятельности и логистики на погодозависимых территориях и акваториях в условиях глобальных климатических изменений; развитие геологоразведочных работ, в том числе с привлечением юниорных компаний; продовольственное обеспечение северных поселков и проектов за счет развития традиционных форм животноводства и инновационных форм растениеводства; расширение практики использования «вахтовой» (модульной) инфраструктуры и новых композитных материалов, пригодных для использования в условиях многолетнемерзлых грунтов; создание и развитие адаптированных для Арктики техники и технологий; развитие экологических проектов и многое другое.

Примечательно, что большинство таких «арктических» проектов применимо для Дальнего Востока, а выработанные решения могут быть востребованы на территории всей страны. Таким образом, Арктика может выступить своего рода инновационным полигоном.

Все арктические проекты взаимосвязаны и оказывают влияние не только на социально-экономическое развитие макрорегиона, но и на российскую экономику в целом. Например, ранее мы с коллегами подсчитали, что одно новое рабочее место в Арктике влияет на создание 14 новых рабочих мест по всей стране (характерный пример здесь проект «Ямал СПГ»), при условии размещения заказов на российских(!) предприятиях. А один рубль бюджетных вложений способен привлечь порядка 15 рублей внебюджетных инвестиций!

В самом начале нашего разговора Вы отметили, что главная задача – выполнение положений «майского» Указа Президента. Уверен, что Президент имел в виду другую главную задачу – долгосрочное развитие минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктической зоны России и Северного морского пути! Просто объемы грузопотока – это конкретный счетный ориентир, та амбициозная задача, которая позволит дать импульс многим проектам.

Беседовала Екатерина Жолудева