«Я ожидаю утверждения правил в ближайшее время»

О том, как будет работать правительственная комиссия по импортозамещению, как составлялись перечни критичной продукции, как в Минпромторге рассчитывают обустроить контроль за закупками в рамках крупных инвестпроектов и загрузить российскую промышленность, а также об использовании «обратного инжиниринга» для стимулирования импортозамещения “Ъ” рассказал заместитель министра промышленности и торговли ГЛЕБ НИКИТИН.

— Как технически может быть реализована работа по нынешней редакции постановления? В частности, как предлагается изменить процедуры открытых закупок подконтрольной продукции?

— Технически это будет выглядеть следующим образом. Заказчик формирует перечни перспективной продукции, необходимой для реализации инвестиционных проектов. Напомню, что, по нашему мнению, это должно происходить до завершения процедур по утверждению проекта. После этого определяется та продукция, закупки которой не могут быть осуществлены без согласования с правительственной комиссией эксплуатационных характеристик либо приобретение которой за пределами территории Российской Федерации не может быть осуществлено без согласования с комиссией.

Еще раз подчеркну, необходимость указанных процедур согласования будет зависеть от вида продукции, от того, насколько она критична с точки зрения решения задач импортозамещения и развития промышленного производства на территории нашей страны. Безусловно, необходимость согласования еще не означает каких-либо ограничений по приобретению таких товаров, ведь в каждом случае это будет решение комиссии. Кроме того, будет предусмотрен мониторинг, например посредством направления заказчиками сведений по факту закупки продукции, включенной в перечень перспективных потребностей.

— Будет ли комиссия запрещать покупку у иностранных поставщиков при наличии российской альтернативы (и как будет взвешиваться степень соответствия этой альтернативы требованиям заказчика) — или предлагается более мягкая процедура (как в госзакупках: при наличии двух российских поставщиков иностранная заявка снимается)?

— Какие комиссия будет принимать решения, мне сейчас трудно сказать, надо дождаться утверждения всех регламентирующих документов и собственно самих заседаний. Конечно, закупка оборудования у иностранных поставщиков, особенно той продукции, которая имеет производимые на территории Российской Федерации аналоги, должна быть в фокусе внимания правительственной комиссии. Весь смысл этого механизма как раз и заключается в содействии импортозамещению и развитию промышленного производства внутри страны. При этом каждое решение должно быть взвешенным с точки зрения как интересов отечественных производителей, так и возможностей достижения заложенных в проектах параметров.

Дискуссия по разрабатываемым правилам еще продолжается. Итоговые документы должны отражать консолидированную позицию участников процесса.

— Правильно ли мы понимаем, что министерство поддерживает помещение под контроль комиссии наиболее широкой номенклатуры импортного оборудования? Чем объясняется такой подход, каковы аргументы ведомства в этой дискуссии?

— Хотел бы пояснить, что рассматриваемый механизм предусматривает несколько этапов. Во-первых, это формирование самого реестра инвестиционных проектов в соответствии с набором определенных критериев. Во-вторых, определение перечня перспективных потребностей в продукции машиностроения, необходимой для реализации инвестиционных проектов. Отмечу, что формирование данного перечня само по себе не предполагает какого-либо согласования с комиссией, но уже служит определенным ориентиром для отечественных производителей, поскольку представляет собой потенциальный спрос на ту или иную продукцию в рамках реализации крупных инвестиционных проектов.

На завершающем этапе определяются виды продукции, закупка которых требует согласования с комиссией. Мы полагаем, что такие виды продукции должны соответствовать планам мероприятий по импортозамещению в отраслях промышленности, разработанных Минпромторгом в марте 2015 года. При этом необходимо найти баланс между полнотой реализации функционала правительственной комиссии по импортозамещению с точки зрения решения стоящих перед ней задач с одной стороны и обеспечением такого подхода, который не скажется на условиях ведения бизнеса, реализации инвестиционных проектов и будет учитывать интересы реального сектора — с другой. На мой взгляд, мы значительно продвинулись в этой работе, и я ожидаю утверждения правил в ближайшее время.

— Каковы содержательные возражения против аргументов госкомпаний, настаивающих на большей детализации перечня? По нашим данным, есть три группы возражений: проектная (при запрете на покупку конкретных комплектующих компаниям придется менять утвержденный проект); соображения безопасности (при вмешательстве правительства в проектирование ему предлагается разделить ответственность за итоги) и ценовая (на стадии проектирования нет цен — и, соответственно, непонятно, подпадает ли отобранная номенклатура под контроль комиссии)?

— Позиция министерства как раз во многом совпадает с мнением будущих участников процесса. Мы также полагаем, что установление особенностей закупок для проектов в стадии реализации трудновыполнимо на практике. Ведь замена технологического оборудования в рамках утвержденных инвестиционных проектов, как правило, требует пересмотра принятых конструкционных и инженерных решений по проекту, внесения изменений в сводный сметный расчет и корректировки документов стадии «П» проектно-сметной документации. А значит, новая итерация согласования ПСД и несколько месяцев отсрочки реализации проекта.

В связи с этим мы предлагаем рассматривать такие перечни на стадии технико-экономического обоснования и проектирования, когда совместная работа с проектными институтами позволяет заказчикам формировать все ключевые решения по проекту. И в этом смысле разработанный нами порядок определения цены единицы продукции машиностроения, необходимой для реализации инвестиционных проектов, предназначен для применения в том числе на предпроектной стадии.

— Возможен ли в этом вопросе реинжиниринговый подход, при котором проекты уточняются по мере уточнения базы комплектующих — и насколько существенных изменений нынешней схемы взаимодействия это потребует?

— Сегодня в вопросах реинжиниринга мы значительно продвинулись в рамках ТЭКа. Так, для решения задачи импортозамещения запасных частей нефтегазовой отрасли разработан проект создания фонда «Центр обратного инжиниринга» (ЦОИ.— “Ъ”). ЦОИ будет объединять отраслевую потребность вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) в запасных частях с целью снижения себестоимости изготовления конструкторской документации за счет консолидации общей потребности, а также обеспечивать изготовление необходимой рабочей конструкторской документации, сертификацию и в случае запроса со стороны ВИНК обеспечивать изготовление запрошенных запасных частей. Пилотный проект создания детали для шельфового оборудования методом обратного инжиниринга продемонстрировал 15-процентную экономию такого подхода в сравнении с закупкой по каталогу поставщика. Уверен, что аналогичный подход может быть применен и в случае рассматриваемого механизма. Все будет зависеть от конкретных проектов и выносимых правительственной комиссией решений.

— Проект содержит четыре перечня, ограниченных по цене. Правильно ли мы понимаем, что самый критичный — фактически без ценового ограничения снизу, от 1 тыс. руб.— это то, импорт чего госкомпаниями можно убить без потерь уже сейчас?

— Я бы не стал называть ни один из перечней «убийцей» импорта, по крайней мере мы их так не позиционируем. Пороги стоимости применяются для формирования перечней перспективной продукции машиностроения, необходимой для реализации инвестиционных проектов. На этом этапе, повторюсь, никаких согласований с правительственной комиссией не требуется.

Мы действительно ввели несколько грейдов для стоимости промышленной продукции, включаемой в перечни. Сделано это, во-первых, для того, чтобы формировать перечни на основе только той продукции, которая представляет существенную значимость для правительственной комиссии по импортозамещению, исключив при этом низкотехнологичную продукцию и товары бытового назначения. Во-вторых, такой подход оптимизирует работу заказчиков по их составлению, позволяет учесть индивидуальные особенности продукции различных отраслей промышленности.

Существуют критически важные виды продукции, которые обязательно должны попасть в перечни, несмотря на их стоимость. Для такой категории устанавливается планка в размере 1 тыс. руб. Это, например, автотранспортные средства, суда, буровые платформы, самолеты, вертолеты и т. д.

С другой стороны, если мы рассмотрим, скажем, продукцию станкостроения, простейшие станки без современной системы числового программного управления представляют малый интерес с точки зрения импортозамещения и развития промышленного производства. Поэтому для станков целесообразно установить диапазон свыше 1 млн руб., которому соответствует современное многофункциональное оборудование.

Стоимостные грейды подобраны по каждой отрасли и по каждому типу продукции таким образом, чтобы исключить наименее наукоемкие товары, импортозамещения которых в текущих условиях не требуется или оно нецелесообразно. Если для кабельной продукции такой порог составляет 100 тыс. руб., то для оборудования по производству пищевых продуктов — 500 тыс. руб. Мы не должны загружать комиссию вопросами закупки низкотехнологичной продукции, и в то же время необходимо учесть возможности отечественных производителей.

Качественная подготовка данных перечней требует от нас тесного контакта с отраслями и ответственными федеральными органами исполнительной власти. Совместно с участниками процесса мы активно обсуждаем поступающие предложения, поэтому для завершения этой работы потребуется еще какое-то время.

— Почему в перечнях довольно подробно детализированы закупки обрабатывающих отраслей, телекома, сетевого, железнодорожного и сельского хозяйства и практически нет номенклатуры, относящейся к нефте- и газодобыче?

— На самом деле многие из названных позиций в том или ином виде присутствуют в текущей редакции перечней — и запорная арматура, и те же буровые установки. Если мы говорим о таком оборудовании, например, как станок-качалка, который используется при традиционной добыче углеводородов, то такая продукция уже в подавляющем большинстве случаев производится в России.

Формирование перечней проводилось совместно с крупными промышленными компаниями, включая и «Газпром», и «Роснефть». Мы кропотливо работали над синхронизацией поступающих предложений, в том числе в области продукции для нефте- и газодобычи.

Более того, в рамках работы научно-технического совета по развитию нефтегазового оборудования при Минпромторге России проведен анализ потребностей в импортном оборудовании и утвержден перечень оборудования, а также отраслевой план импортозамещения нефтегазового машиностроения, содержащий 43 позиции и учитывающий группы технических средств, доля импорта которых критически высока (более 70%). В текущей редакции перечней учтена большая часть оборудования, включенного в указанный отраслевой план импортозамещения. Дискуссия по наполнению перечней еще продолжается.

Интервью подготовил Олег Сапожков

Источник: КоммерсантЪ